Сколько дней на больничном после химиотерапии если есть третья группа

Сколько дней на больничном после химиотерапии если есть третья группа

Сколько дней на больничном после химиотерапии если есть третья группа

Оплата больничного может быть разной — это зависит заболевшего сотрудника. Если пациент лечится уже четыре месяца и впереди еще терапия, операция, а прогноз лечения неясен — случается, врач из поликлиники вместо отправки на МСЭ пытается выписать такого больного, закрыв его больничный лист. Это незаконно.

В таком случае пациент вправе потребовать письменный отказ в направлении на МСЭ и обратиться туда самостоятельно, а на действия врача пожаловаться: главному врачу поликлиники, в департамент здравоохранения региона, в Росздравнадзор, а также в страховую компанию, выдавшую полис ОМС, и в территориальный орган Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС).

Инвалиды III и II группы, как известно, могут работать. И если они работают по трудовому договору, то имеют такое же право на больничный лист, как и остальные сотрудники, — с сохранением рабочего места и выплатой пособия по временной нетрудоспособности.

Положен ли больничный лист на время прохождения химиотерапии?

508 юристов сейчас на сайте Консультируйтесь с юристом онлайн Спросить юриста 508 юристов готовы ответить сейчас Ответ за 15 минут Здравствуйте.

Подскажите, если я сейчас работаю и у меня 2 группа инвалидности, положен ли мне больничный на время прохождения химиотерапии?

18 Января 2016, 07:42, вопрос №1104013 Екатерина, г. Канск Консультация юриста онлайн Ответ на сайте в течение 15 минут Ответы юристов (1) 21774 ответа 6488 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Колковская Лада Юрист Бесплатная оценка вашей ситуации

Подскажите, если я сейчас работаю и у меня 2 группа инвалидности, положен ли мне больничный на время прохождения химиотерапии?ЕкатеринаДобрый день, да, обязательно положен.

На основании приказа № 514

«о порядке выдачи листка временной нетрудоспособности»

при проведении амбулаторной химиотерапии выдается больничный лист. При хорошей переносимости — прерывистый. Т. Е. на непосредственно дни проведения химиотерапии.

При плохой переносимости — на всесь период.

20 Января 2016, 10:50 1 0 Все услуги юристов в Москве Гарантия лучшей цены – мы договариваемся с юристами в каждом городе о лучшей цене.

Похожие вопросы 03 Сентября 2019, 16:05, вопрос №2095618 23 Марта 2016, 07:16, вопрос №1191632 24 Ноября 2015, 13:35, вопрос №1050243 26 Мая 2014, 13:04, вопрос №459617 23 Января 2019, 18:17, вопрос №1881838 Смотрите также Правовед.

ru В мобильном приложении и Telegram юристы отвечают быстрее и ответ гарантирован даже на бесплатный вопрос!

Мы стараемся! Угостите дизайнера чашечкой кофе, ему будет приятно

Источник: https://dtp-sovetnik.space/skolko-dnej-na-bolnichnom-posle-himioterapii-esli-est-tretja-gruppa-96930/

Правила получения инвалидности при онкологии: основания, процедура | Правоведус

Сколько дней на больничном после химиотерапии если есть третья группа

Случаи онкологии в клинической медицине, к сожалению, сегодня, встречаются очень часто. О том, кто получает право на инвалидность при онкологических заболеваниях, как оформляется статус инвалида в этих случаях и какие понадобятся документы, мы расскажем в нашей статье.

Онкология – отдельный раздел в клинической медицине, который изучает доброкачественные и злокачественные опухоли, основу их возникновения и развития, разрабатывает методику диагностики, профилактики и лечения заболевания. Отметим сразу, что многие случаи онкологических заболеваний предполагают получение инвалидности.

Статус инвалида устанавливается после прохождения пациентом медицинского освидетельствования в Бюро МСЭ. Оформление инвалидности при онкологии возможно после нахождения пациента на больничном листе в течение 4-х месяцев.

В это время больной проходит первичное лечение с диагностикой опухоли, установлением необходимости хирургического вмешательства и разработкой индивидуальной схемы медикаментозного лечения. В некоторых случаях лечащий врач вправе увеличить срок действия больничного листа в зависимости от состояния больного.

После того, как будет пройден первичный этап лечения, пациент может подавать документы на оформление инвалидности при онкологии, независимо от мнения медперсонала. В случаях препятствования со стороны лечащего врача, больной вправе самостоятельно обратиться в органы пенсионного обеспечения и соцзащиты за помощью и получением инвалидности.

Перед тем, как получить направление на медико-социальную экспертизу, специалисты которой занимаются установлением инвалидности после операции, при онкологии и в других случаях, пациенту необходимо обратиться к лечащему врачу-онкологу за направлением в Бюро МСЭ и посыльным листом для посещения необходимых специалистов и сдачи анализов. Обязательными исследованиями являются:

  • посещение терапевта;
  • прохождение рентгена грудной клетки;
  • результаты ультразвукового исследования брюшной полости;
  • результаты ЭКГ;
  • результаты общих анализов.

В случае необходимости врач может назначить прохождение дополнительных обследований. После сбора всех документов лечащим врачом устанавливается окончательный диагноз и заверяется у главврача лечебного учреждения, где наблюдается пациент.

Критерии, по которым определяется группа инвалидности при онкологии

Одним из основных критериев является внутренний орган, пораженный опухолью. Так, к примеру, после прохождения лечения рака кожи больной может полноценно исполнять свои трудовые обязанности, в то время, как пораженные опухолью внутренние органы значительно снижают работоспособность человека.

На определение группы инвалидности при онкологии также влияет и локализация опухоли. О прогнозе дальнейшего развития онкологического заболевания, а также о необходимости хирургического вмешательства можно узнать у лечащего врача.

Кроме того, инвалидность при онкологии назначается в зависимости от количества проведенных хирургических операций, сеансов лучевой и химиотерапии, которые могут повлечь за собой серьезные последствия.

Возможные решения медико-социальной экспертизы

Определение группы инвалидности при онкологии происходит, в первую очередь, на основании предоставленных результатов медицинских исследований и справок. Инвалидность может быть назначена с датой последующего переосвидетельствования либо бессрочно.

При обнаружении злокачественной опухоли, как правило, больничный лист пациенту не продляется, а сразу он направляется в Бюро МСЭ для прохождения медико-социальной экспертизы.

В Перечне заболеваний, при которых группа инвалидности при онкологии назначается бессрочно (при условии невозможности полноценного излечения), определены следующие случаи онкологических заболеваний:

  • злокачественные новообразования кроветворной, лимфоидной или иных родственных им тканей при тяжелом состоянии организма;
  • злокачественные новообразования с образованием метастаз после получения радикального лечения; тяжелое состояние организма после полученного лечения; инкурабельность онкологического заболевания;
  • доброкачественные новообразования с поражением спинного и головного мозга, повлекших за собой нарушение зрений и речи, функций опорно-двигательной системы.

Кроме того, установление группы инвалидности бессрочно возможно в случаях экстренного хирургического вмешательства, когда могут сформироваться иные причины утраты трудоспособности (ампутация конечностей и т.д.). В перечень документов, необходимых для оформления инвалидности при онкологии, входят:

  1. документ, удостоверяющий личность;
  2. полис обязательного медицинского страхования;
  3. направление в Бюро МСЭ для прохождения медико-социальной экспертизы, выданное медучреждением, в котором проходил лечение пациент (в случаях самостоятельного сбора документов можно предоставить направление из органов пенсионного фонда или соцзащиты);
  4. заявление в БМСЭ;
  5. медицинские документы, которые подтверждают наличие онкологического заболевания у пациента (результаты проведенных исследований, выписки из онкологических медучреждений и другое);
  6. справка с места работы с указанием условий труда;
  7. копии всех представленных документов.

Оформление группы инвалидности при онкологии осуществляется в Бюро МСЭ, расположенному по месту жительства пациента. В случае увеличения срока рассмотрения заявления о проведении медико-социальной экспертизы и получения положительного решения на комиссии, группа инвалидности при онкологии присваивается со дня подачи заявления.

Если пациенту было отказано в присвоении статуса инвалида, он вправе обжаловать решение МСЭ в вышестоящих органах, в частности это главное бюро МСЭ и федеральное бюро МСЭ. Также возможно обжалование решения комиссии в судебном порядке.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/medical/invalidnost-pri-onkologii/

О насущномпочему при оформлении инвалидности нет взаимопонимания

Сколько дней на больничном после химиотерапии если есть третья группа

Invalidius (латынь) – слабый, немощный.

Инвалидность – полная или частичная потеря трудоспособности вследствие болезни. Теоретически, инвалидом не может считаться человек, вышедший на пенсию, ведь он не теряет того, чего у него нет, а именно, возможности трудиться. Тем не менее, государством рассматривается возможность признания инвалидом пенсионера по старости.

При всей трагичности и неизбежности группа инвалидности привлекательна гарантированным получением, сверх обозначенного пенсией по старости, льготного социального обеспечения: снижением оплаты коммунальных услуг, незначительным увеличением ежемесячной выплаты (пенсии), возможностью весьма весомой экономии на лекарственных препаратах, протезах и средствах ухода. Хотя не секрет, что экономия на лекарствах может быть крайне призрачной: вследствие недостатков в организации системы государственного финансирования и наличия строго ограниченного списка льготных препаратов, получить необходимое в районной поликлинике затруднительно. Но надо признать, что онкологические больные обеспечиваются бесплатными противоопухолевыми препаратами много лучше всех остальных групп населения, вне зависимости от наличия (или отсутствия) группы инвалидности.

Инвалидность даётся не только при потере трудоспособности, но и при необходимости постороннего ухода. Подразумевается, что беспомощный инвалид 1 группы своими льготами может обеспечить себе этот посторонний уход. Как это реализовать на практике, абсолютно неизвестно.

Экономия пенсии на лекарствах и коммунальных услугах не позволит нанять сиделку даже на пару часов в день или ухаживающему родственнику работать на полставки, отдавая освободившуюся часть дня страдающему. Зачастую, родственники не просто не могут отказаться от части собственного заработка, но и вынуждены для обеспечения потребностей инвалида искать дополнительные источники финансирования.

Но будем объективны, одинокому инвалиду 1 группы можно надеяться на патронаж социального работника несколько раз в неделю.

Кто реально может рассчитывать на получение группы инвалидности?

В народе ходит слух о наличии списка болезней, дающих право на инвалидность. Список, в общем-то, есть. Но опять-таки, наличие заболевания, указанного в нём, не даст стопроцентного права на признание инвалидом.

Разберём на примере абстрактного (без названия) онкологического заболевания, продолжительность которого позволит проследить все ипостаси инвалидности от 3 до 1 групп. Итак, наш пример – работающая женщина, не достигшая пенсионного возраста 55 лет.

Пациентке показано длительное многомесячное первичное лечение, что типично для большинства онкологических заболеваний. Считается, что продолжительность беспрерывного больничного листа не должна превышать 4 месяцев, с перерывами – 6 месяцев.

Но существуют нормативные документы, определяющие срок временной нетрудоспособности в зависимости от характера заболевания и распространённости процесса. И лечащий врач обязан ими руководствоваться, не забывая, впрочем, об индивидуальных особенностях пациента.

При завершении срока пребывания на больничном листе и, следовательно, направлении на освидетельствование на группу инвалидности кажется, что врач нисколько не желает отвечать чаяньям своего пациента. Большинство считает, что вопрос о завершении трудовой деятельности решать преждевременно.

Здесь позиции врача и пациента различаются: пациент и его близкие настроены оптимистично, врач же не выражает ожидаемого понимания. Каждый из нас в болезни рассчитывает на очень благоприятное течение процесса и скорое выздоровление.

Врач же обязан учитывать худший вариант развития событий, и это правильно и именно так и должно быть. Если бы доктор всегда планировал только хорошее, то вряд ли вообще стал лечить, а вместе со всеми ждал самоизлечения.

Поэтому, рекомендуя закрыть больничный и направиться на освидетельствование, доктор руководствуется жесткими, статистически выверенными, изложенными в инструкциях критериями, учитывающими неблагоприятное течение заболевания.

Как только срок больничного подходит к концу, женщина направляется на освидетельствование в Бюро медико-социальной экспертизы по месту жительства (ранее называлась ВТЭК). Комиссия вправе не только предложить инвалидность, но и продлить больничный лист на несколько месяцев до окончания лечения.

Инвалидность в этом случае предлагается не потому, что женщина потеряла орган, а потому, что лечение не только не позволит ей выполнять должностные обязанности, но и просто приходить на работу. Фактически, на период лечения (операция, лучевая и/или химиотерапия) женщина теряет трудоспособность.

Как правило, на год присваивается 2 группа инвалидности. По истечении этого срока – повторное освидетельствование для решения вопроса: нет ли выраженных осложнений лечения, готов ли организм женщины к выполнению трудовых функций или ещё не восстановился.

Если ответ отрицательный, то при явных противопоказаниях к труду или возможности ухудшения течения заболевания от исполнения трудовых обязанностей, могут оставить ещё на один срок 2 группу или установить 3 группу, которая позволяет изменить (облегчить) условия труда.

Если через два года после первичного лечения всё благополучно, то группу снимут. Сетовать на то, что «удалённый орган не вырос, а группу сняли» бесперспективно, потому как, в той или иной мере, способность трудиться восстановлена. Не будем забывать, что инвалидность говорит о невозможности полностью или частично выполнять трудовые функции.

Печально, что после перерыва трудового стажа на срок инвалидности трудно устроиться на хорошо оплачиваемую работу. Этот момент необходимо учитывать при первичном освидетельствовании, и осознанно и расчётливо выбирать между инвалидностью и долечиванием (на больничном листе).

При рецидиве заболевания, также как и в первый раз, предлагается начинать с пребывания на больничном листе. Освидетельствование может быть предложено до истечения максимально возможного для временной нетрудоспособности срока в 4 или 6 месяцев, так как будет расцениваться перспектива восстановления трудоспособности.

Лечение может быть очень длительным – от нескольких месяцев до нескольких лет, какой уж тут больничный. Предложена будет, вероятнее всего, 2 группа на год или 1 – на два года.

1 группа будет дана только в случае необходимости постороннего ухода, например, при раке молочной железы с метастазами в кости, не позволяющими нормально двигаться, и как следствие, ограничивающими на какой-то период самообслуживание.

При этом надеяться на то, что 1 группа останется навсегда, опрометчиво: успешное лечение, а для рака молочной железы это не редкость, вернёт в ряды социально полноценных граждан, способных не только к самообслуживанию, но и к труду. Такая динамика в «присвоении» инвалидности характерна для всех онкологических заболеваний.

Что касается уже не работающих к моменту установления онкологического заболевания граждан, то здесь всё иначе. То есть работающий пенсионер, как и не достигший пенсионного возраста, начинает с листка временной нетрудоспособности – больничного.

Но с учётом сопутствующих возрасту заболеваний, как правило, обостряющихся на фоне противоопухолевого лечения, срок пребывания на больничном может быть короче. При первичном освидетельствовании будет предложена бессрочная группа инвалидности, совсем не говорящая о плохом прогнозе или невозможности полной реабилитации.

Просто так пенсионер по возрасту, а значит, уже признанный государством как заслуживший отдых от труда, избавляет себя и врачей от ежегодных комиссий.

Пенсионер на заслуженном отдыхе может изъявить желание пройти освидетельствование на группу инвалидности, но явно не будет иметь поддержку со стороны врача, так как врач хорошо представляет, какие преимущества будут получены в результате.

Итак, давайте разберём, какие преимущества получает онкологический больной в случае признания его инвалидом, и учитывать эти преференции будем по уровню финансовых затрат, от максимальных к минимальным.

Первое – это лекарственное обеспечение. В этом аспекте, преимуществ не просматривается, так как любой человек с установленным онкологическим заболеванием, и неважно как давно установленным (и год и двадцать пять лет тому назад), должен получать бесплатные лекарства в соответствии с льготным списком.

И ни в одном документе не указано, что эти лекарства предоставляются в соответствии с диагнозом, то есть, если болит желудок у женщины, пролеченной по поводу рака молочной железы, так ей не положены бесплатные средства для терапии гастрита или язвенной болезни.

Нет, в нормативных документах обозначено только то, что онкологический больной имеет право на бесплатные средства из этого списка. Так что лечить можно всё, что нужно, только необходимо состоять на диспансерном учёте у районного онколога.

Онколог для предоставления участковому терапевту ежегодно выдаёт справку, которая позволяет любому специалисту поликлиники выписку льготных рецептов.

Второе – предоставление государством бесплатной путёвки для санаторно-курортного лечения. Беда в том, что воспользоваться этой льготой нельзя: онкологические заболевания, вне зависимости от срока их давности – абсолютное противопоказание для такого рода лечения.

И если кому-то удавалось получить бесплатную путёвку в санаторий, то только потому, что врачи и административные работники, сопровождавшие оформление санаторно-курортной карты, по какой-то неизвестной причине не руководствовались нормативными государственными документами.

В отличие от врача санатория, на первом же приёме запретившего все виды лечения и разъяснившего неправомочность появления в стенах этого учреждения. Хотя просто пребывание в санатории, пусть и без процедур, неприятным не назовёшь.

Но нужно чётко понимать, что такое «везение» случайно и незаконно.

Третье преимущество – льготная оплата коммунальных услуг, причём процент скидки зависит от группы инвалидности. Но в семье скидку получает только инвалид, все остальные оплачивают полностью, и на круг в большой семье при маленькой квартирке экономия мизерная.

Четвёртое – это очень и очень небольшая прибавка к пенсии для инвалидов 1 и 2 групп, на которую можно купить полкилограмма недорогого сыра. Конечно, если посчитать экономию за год, то это уже почти тысяча рублей. Но эта «почти тысяча» незаметна, потому как ежемесячно тратилась.

Пятая польза разобрана выше – возможность патронажа социальным работником одинокого инвалида 1 группы. Помощь в организации его возлагается на участкового терапевта.

Одинокий инвалид не может рассчитывать на жизнь в интернате для престарелых: онкологическое заболевание – абсолютное противопоказание для пребывания в его стенах.

А вот рассмотреть возможность заключения договора с муниципальными властями об увеличении содержания в счёт последующего дарения квартиры, можно и разумно. Но в этой ситуации наличие инвалидности не играет роли.

Если после всего сказанного вы считаете, что польза от признания инвалидом несомненна и реальна, то надо уведомить о своём решении районного онколога. Он выдаст бланк посыльного листа, в народе называемый «втэковский лист», с которым необходимо обратиться к участковому терапевту.

Обязательно, вне зависимости от заболевания, выполняются общий и биохимический анализы крови, мочи, рентгенография органов грудной клетки, ЭКГ, УЗИ органов брюшной полости. Если эти анализы или исследования уже делались не далее, чем месяц-полтора назад, то их можно не повторять, а просто результаты внести в лист.

Кроме того, в зависимости от характера и локализации заболевания, необходимо сделать ряд обследований и получить заключения не менее 2-3 специалистов. Это потребует и времени и силы.

По завершении обследования, результаты которого, разумеется, внесены в лист и заверены печатью поликлиники, лист возвращается районному онкологу.

Последнему необходимо завершить заполнение листа и оформить в медицинской карте эпикриз (заключение) с обоснованием направления на освидетельствование в Бюро медико-социальной экспертизы (БМСЭ).

Если доктор не видит этих оснований, то придумывать их он не имеет права, просто напишет: «по желанию пациента направляется на освидетельствования в БМСЭ».

Обижаться на это резюме не стоит, это ведь его правда, а у вас своя правда, кто необъективен – рассудит экспертная комиссия. На заполнение требуемых документов онкологу нужно время, как минимум около часа, приём он останавливать для этого не может, поэтому отложит их оформление на день-два и вам придётся прийти повторно.

Непосредственно комиссионный осмотр с вынесением вердикта может быть назначен с отсрочкой в несколько недель: очень многим требуется освидетельствование, БМСЭ работают с гигантской перегрузкой.

Но вы не должны волноваться, так как день подачи в БМСЭ заявления об освидетельствовании будет обозначен как первый день пребывания в статусе инвалида и с этого дня начинается выплата пенсии.

Если группу инвалидности не дадут, то вы ничего не теряете: на этот период работающему продлится больничный лист, а пенсионер продолжит получать пенсию по старости.

В общей сложности на оформление посыльного листа в БМСЭ уходит не менее месяца. Ожидание в очереди на комиссию МСЭ вариабельно. После получения справки БМСЭ с указанием группы инвалидности необходимо оформить права в районном органе социальной защиты.

При самом благоприятном стечении обстоятельств первую пенсию по инвалидности можно получить месяца через 3 после получения посыльного листа от районного онколога. Хочется надеяться, что при получении денег и квитанции на коммунальные услуги на руки разочарование будет минимальным.

Онколог, кандидат медицинских наук
Мещерякова Наталья Георгиевна

Источник: http://www.help-patient.ru/editor_column/2008/12/01.htm

«В онкодиспансере никто не сказал, что у меня есть шанс на пару лет жизни»

Сколько дней на больничном после химиотерапии если есть третья группа

12 января от нас ушла наша коллега Анна ЛЯШКЕВИЧ. Она была уникальным журналистом, самой талантливой и самой мудрой из нас. На интервью с ней соглашались владыка Филарет, глава Беларусбанка Надежда Ермакова и супруга президента Галина Лукашенко.

Последние три года Анна Тимофеевна тяжело болела – у нее был рак. И все свои материалы она писала в промежутках между сеансами химиотерапии. Эту статью она не просто написала – выстрадала на собственном горьком опыте.

Самое грустное, что с момента первой публикации статьи, за два с половиной года, ничего не изменилось – как будто она была написана вчера. Потому мы и решили ее повторить. Может быть, она поможет спасти чью-то жизнь.

Редакция.

Как меня наказали за то, что я сама себе выбрала врача

Когда тебе говорят, что у тебя онкозаболевание, да еще не в начальной степени, мир разбивается вдребезги. Судьба приговорила тебя к высшей мере наказания, хотя ты никого не убивала, не воровала и не совершала иных преступлений.

Остается одно: не ныть, не утруждать близких и друзей своей бедой.

Остальное зависит от врачей и, как оказалось, от инструкций Министерства здравоохранения, а также Министерства труда и социальной защиты, которые отныне во многом управляют твоей жизнью.

Не буду рассказывать, как я запустила себя. Тут и моя вина, и вина врачей. Поэтому я сделала все, чтобы попасть к профессору Леониду Путырскому, который работает в Институте онкологии и медицинской радиологии в поселке Боровляны под Минском.

В тот момент я совершенно не думала, что я жительница столицы и обязана лечиться в Минском городском онкологическом диспансере. Как же, по закону я имею право сама выбирать себе врача (смотрите Закон Республики Беларусь о здравоохранении, пункт 19).

Согласно инструкции после первого сеанса химиотерапии я пришла в онкодиспансер, чтобы быть под наблюдением врача и получить больничный лист. И тут мне ясно дали понять, что раз я лечусь в Боровлянах, то об этом пожалею.

Удар, от которого я не оправилась до сих пор, ждал меня через пару недель. Не прошло и месяца, как врач в онкодиспансере сказала, что продлять больничный мне не будет, а отправит на заседание комиссии, которая даст мне инвалидность.

«Но почему? Ведь даже сифилитики и наркоманы могут быть на больничном до 120 дней. Я 37 лет платила честно немалые взносы, мое предприятие тоже, а теперь, когда я заболела, не имею права даже на оплату больничного».

В ответ: «Такова инструкция».

Накануне мой лечащий врач в Боровлянах Наталья Козловская сказала мне: «Вы сильная женщина. У вас есть шанс, давайте бороться».

А в онкодиспансере, ходя по кабинетам, я услышала от одной: «Женщина, у вас прогрессирующее заболевание», от второй: «По-человечески я понимаю вас, но у вас крайне неблагоприятный диагноз, мы обязаны вас отправить на инвалидность», от третьей: «Женщина, вам будет все хуже, а на пенсии вы займетесь собой». Я лишь смогла ответить, что на такую пенсию можно покончить с собой, а не заняться собой.

Я догадывалась, как я раздражала членов комиссии. Стоит лысая тетка (волосы при химиотерапии выпадают), которой русским языком объясняют, как ей будет хорошо на пенсии, а она давится слезами и пытается качать права. И никто (!) из всех, с кем я сталкивалась в окнодиспансере, не сказал, что у меня есть шанс на выздоровление или на пару лет жизни.

Я думала броситься под троллейбус

Когда я вышла на улицу, то первая мысль: с этим нужно покончить сейчас. Что меня ждет? Мучительное лечение, результатом которого будет ухудшение. Я плакала и думала, что нужно броситься под троллейбус, в нем много народа, и люди подтвердят, что водитель не виноват.

Тут зазвонил телефон, и моя подруга спросила, где я. После моего рассказа была пауза, потом я услышала отборный мат и приказ выжить любой ценой. В тот день у меня не смолкал телефон.

Те, с кем я столкнулась в онкодиспансере, может быть, хорошие специалисты, но, по моему разумению, плохие врачи. Я пришла к ним с надеждой справиться с болезнью, а вышла с желанием покончить жизнь самоубийством.

Я не понравилась лечащему врачу

Потом, когда малость окрепла, я попыталась выяснить, должны ли мне были оплатить больничный за 120 дней.

Инструкция, подписанная двумя министрами – Людмилой Постоялко и Антониной Мировой (в то время – министр здравоохранения и министр труда и соцзащиты. – Прим. ред.

), – гласит: «Листок нетрудоспособности выдается больному на весь период временной утраты трудоспособности до ее восстановления или установления инвалидности, но не более чем на 120 календарных дней». Получается все очень хорошо, и у всех одинаковые права.

Но чуть ниже есть пункт, который гласит, что при выявлении инвалидности больной должен направляться на МРЭК и ранее этих сроков. В Минздраве мне сказали, что инструкция хорошая, просто в каждом конкретном случае все зависит от врача.

Хочет – отправит сразу на МРЭК, хочет – даст побыть на больничном 120 дней. Видимо, я не понравилась моему лечащему врачу, потому что в онкодиспансере мне сказали, что врача накажут, если он «неперспективного» больного подержит на больничном. Думается, что так и есть.

Ходят упорные слухи, что одна высокопоставленная чиновница не понаслышке знает о кошмаре онкозаболевания. Но ей оплачивают больничный, не гонят на пенсию. И это правильно, потому что такое отношение помогает выжить.

Только почему с нами, остальными, все по-другому? Ведь разница между пенсией, когда не достиг пенсионного возраста, и оплатой по больничному листку огромна. А нужны орехи, фрукты, соки, рыба и т. д. Мне намекнули, что у государства нет денег на такую «благотворительность». Но это не милостыня. Я 37 лет честно платила взносы.

Я встречалась с теми, кто перенес инфаркт, инсульт и кого быстренько отправили на инвалидность, подержав на больничном минимальное количество дней. А больным нужна опора в жизни.

Анна ЛЯШКЕВИЧ.

ИСТОРИИ В ТЕМУ

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ

Не даете группу – дайте работу!

– Я живу с матерью и дочерью. Мама на пенсии, дочь учится, а я нигде не работаю, я инвалид по зрению, но группу мне не дали. На комиссии МРЭК сказали, что когда я ослепну на второй глаз, то мне дадут третью группу. Зрение у меня на левом глазу 0,01, а на правом – 0,09.

На работу у нас меня никто с таким зрением не возьмет. Что делать? У мамы маленькая пенсия, почти вся уходит на квартплату. Чтобы не умереть с голоду, мама два месяца не платит за квартиру. Но если государство не дает мне группу инвалидности, то пусть хоть поможет с работой.

Я ведь не прошу ничего противозаконного, я прошу работу, чтобы не умереть.

О. Тихонович. Столбцы, Минская обл.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ

Как из больных делают иждивенцев

– Я перенес тяжелую операцию на открытом сердце, которую блестяще сделал Юрий Островский. Выкарабкивался из ситуации тяжело, но знал, что в сорок с небольшим спасти меня может только работа. И делал все, чтобы вернуться к ней. В Интернете наткнулся на биографию Шварценеггера, который выдвигался на пост губернатора Калифорнии. Он перенес такую же операцию, как я.

Никто не запрещал ему работать, люди восхищались его мужеством. Но как гром среди ясного неба было для меня решение МРЭКа – вторая рабочая группа с правом работать неполный день. Но не может же руководитель работать полдня. Как вы догадываетесь, звание доктора наук не свалилось мне с небес, я добился его упорным трудом.

И все это выбросить и стать безработным?

И я сделал то, что сделал. Скрыл на работе, что у меня инвалидность, работаю, как работал, и чувствую себя человеком. Моего коллегу, тоже доктора наук, заведующего кафедрой, отправили на вторую группу без права работы. Он редкая умница, блестящий ум. Все, что смогли всеми правдами и неправдами сделать для него, – устроить на полставки доцентом.

Мизерные деньги, а он такой человек, что вполсилы работать не может. Я понимаю, что когда человек занимается тяжелым физическим трудом, то ему нельзя в такой ситуации работать. Но я-то работаю головой.

Если человек хочет и может работать, начальство не против, то почему его судьбу должен решать какой-то чиновник? У нас Шварценеггер не то что губернатором не стал бы, ему просто работать не дали бы.

Физик, доктор наук.

ПРОЩАНИЕ

Писательница Светлана АЛЕКСИЕВИЧ: У Ани был сердечный ум

Светлана Алексиевич и Анна Ляшкевич дружили со студенческой скамьи. Сегодня Светлана Александровна вспоминает подругу.

– Аня мне запомнилась по тем временам каким-то идеализмом. В то время много было идеализма в жизни, но со временем многие люди нашего времени этот идеализм растеряли.

Смирились, допустили, что человеку трудно и он не может уцелеть с такими убеждениями. А Аня пронесла его до конца.

В ней была вера, что человека можно убедить, что словом можно что-то сделать, желание биться в эту стенку до конца.

Она редкостный человек. Мы с ней близко столкнулись, когда она работала на БТ над циклом передач о больших людях Беларуси. Героями были Машеров, Корж, Заслонов, Мазуров и другие известные личности. Аня позвонила мне и пригласила на роль ведущей. И мы начали делать этот цикл.

Первая поездка была к Мазурову в Москву. Мазуровы занимали целый этаж, у них были кухарки и личные врачи. По тем временам это был заоблачный для нас мир. Аня тогда приехала первая, а я позже. И что я заметила? Если ты приходишь через час после Ани, ты приходишь – какого бы уровня люди ни были – ты приходишь в дом друзей.

К Машеровым прихожу через час после Ани, а жена Машерова, Полина Андреевна, обращается к ней: «Аня, Анечка, милая Анечка…» Как будто они знали друг друга всю жизнь, а не познакомились час назад. И потом она дружила с ней до самого конца. С Аней абсолютно исчезали всякие сословия. Ее естественность, дружелюбие сразу располагали. Она говорила с людьми о простых вещах.

Я всегда поражалась: «Аня, как ты умеешь распространять такое дружелюбие?»

Я многих людей встречаю в жизни, но с ней мы не потерялись и действительно стали друзьями. Я потеряла друга, которому могла позвонить в любое время и поговорить обо всем. У нее был сердечный ум. Есть такое качество ума – очень доброе по отношению ко всему.

И еще у нее такой камертончик был внутри, она очень справедливо все понимала. Помню, говорила: «Света, я люблю твои книги, но мне тяжело их читать. Разве они о жизни? Разве они о любви?» Она всегда говорила так, как думала. Это тоже редкость. Когда ты становишься известен, люди редко говорят искренне.

Тем дороже люди естественные, нормальные. Аня была такой.

И она была очень мужественным человеком. Помню, как я приехала в Минск уже после того, как ей поставили диагноз, и спросила: «Как ты с этим справляешься?» Она ответила: «Никак. Мне просто не повезло». В этих словах невероятное мужество. Аня даже в этой ситуации не отталкивала, не просила особого отношения к себе. Такое мужество и идеализм. Мужество породы.

Низкий ей поклон.

Источник: https://www.kp.by/daily/23840/143650/

120 дней больничного

Сколько дней на больничном после химиотерапии если есть третья группа

Этот материал вышел в № 21 от 26 марта 2007 г.ЧитатьЧитать номер

Марина Таскина, мама пятнадцатилетнего Артема, не имеет права даже на это. Согласно закону, пятнадцатилетние дети, больные лейкозом, должны «выздоравливать самостоятельно»Третий месяц у Марины Таскиной нет больничного.

Не положен. Это…

Марина Таскина, мама пятнадцатилетнего Артема, не имеет права даже на это. Согласно закону, пятнадцатилетние дети, больные лейкозом, должны «выздоравливать самостоятельно»Третий месяц у Марины Таскиной нет больничного.

Не положен. Это потому, что сыну Артему исполнилось 15 лет и, согласно соображению Минздрава, мальчик вполне может выздоравливать самостоятельно. У Артема миелобластный лейкоз.

Знаете, что это такое — ухаживать за больным с такой болезнью?

Вероятно, в Минздраве не догадываются.

Потому что в предпоследний день прошлого года был принят закон «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному медицинскому страхованию», по которому родители больных детей имеют право получать больничный по уходу за ребенком максимум на 120 дней в году. Мамам 15-летних детей по уходу за ребенком не положено ни дня больничного.

Думаю, специально для Минздрава нужно издать памятку: «Как ухаживать за ребенком, больным раком». И тогда госчиновники узнали бы, что для того, чтобы ребенок просто смог прожить каждый следующий день, его мама должна:Встать, приготовить завтрак.

Йогурты нельзя, кисломолочные продукты нельзя, даже хлеба дрожжевого нельзя, потому что после химиотерапии иммунитет на нуле и кисломолочные бактерии и дрожжи могут стать причиной смертельной инфекции. Все должно быть особым образом приготовлено и только из тех продуктов, которые разрешили врачи. Хранить, а потом разогревать нельзя. Все должно быть свежим.

Больничная кухня такой еды не готовит.Надо следить за температурой, давлением, самочувствием ребенка. В любой момент может начаться осложнение (септический шок или токсические осложнения от химии), и помощь должна быть оказана немедленно. Еще мама измеряет, сколько ребенок выпил и сколько пописал. Это важно. Если выпил много, а пописал мало, значит, с почками не все в порядке.

Мама следит за работой капельниц. Если пузырек воздуха в трубке или раствор кончается, то надо остановить процедуру.Раз в день мама моет бокс. Все по тем же причинам — иммунитет очень низкий, и вокруг должна быть стерильная чистота. Если это бокс для трансплантации — мыть надо спиртом.

Мамы каждый день моют пол в коридоре отделения и сантехнику, а раз в неделю «генералят», то есть моют в коридоре, кухне, туалетах не только пол, но и стены, потолки и все, что там есть. Мамы ежедневно стирают и гладят постельное белье и детскую одежду. Тоже стерильность.

Если надо отправить анализ крови или другие пробы в лабораторию, которая находится на другом конце города, тоже едет мама. Больше некому.

Марина Таскина по поводу больничного задумывается мало. Выздоровление Артема все откладывается и откладывается — какого черта по поводу этой бумажки терзаться. Но если разобраться — какая все-таки странная терминология у документов. «Листок временной нетрудоспособности». Да Марина такой трудоспособной, как теперь, ни разу в жизни не была.

18—20 часов в сутки непрерывного рабочего дня.Я ее спрашиваю: «А как расслабляетесь?». Она с удивлением смотрит пару секунд, она просто эту фигуру речи понять не в силах. Потом медленно, как непонятливой, мне объясняет: «У меня есть четыре пузырька — с пустырником, валерьянкой, боярышником. И чего еще? Да — и с пионом.

Вот когда совсем припрет, я из палаты выскакиваю, в стакан из каждого пузырька по чайной ложке наливаю — и вперед». «Марин, это ж по 30 капель пьют?!» — «Не берет…».Она научилась спать по четыре часа. Назвать это сном трудно, это забытье такое зыбкое, которое знает каждая мама, когда ребенок ночью температурит.

Но детское ОРЗ — это три таких ночи, а у Марины — восьмой месяц пошел.Плакать нельзя. Потому что, во-первых, только себе позволишь — и не остановиться. Во-вторых, врачи строго запретили впадать в уныние, потому что больной ребенок должен видеть около себя только уверенную и улыбающуюся маму. Марина этому научилась.Артем из палаты не выходит с августа.

Мама для него — это весь мир вокруг. Она старается изо всех сил. «Я ему говорю, что у нас все хорошо. Но у нас не все хорошо, потому что на терапию Артем «не ответил» и нам надо искать неродственного донора для пересадки костного мозга. Но он ничего этого не знает…».В последние восемь месяцев в голове Марины постоянно смешиваются две мысли.

Одна главная, а вторая не очень, но та, первая, от нее зависит вплотную. Мысль первая — Артем. Мысль вторая — деньги. За время болезни Артема уже потратили 50 тысяч рублей. Это при том, что пока ему не требовалось дорогостоящее лечение.

Но даже для того, чтобы уехать домой на время ремиссии, а потом вернуться в больницу, пришлось трижды выкупать целое купе. 20 тысяч из этих 50 дал в долг друг мужа, остальные собирали по родственникам. Один раз помогли на работе. Вот еще оформила пенсию по инвалидности сыну — 2740 рублей. Занятная сумма.

Марина говорит: «Я не паникую, я не могу себе этого позволить, но на что мы будем жить здесь дальше, я не знаю. И я даже не представляю, где мы будем искать деньги на поиск донора. Можно рассчитывать на благотворительные фонды, но у них много таких детей, как мой Артем…».

В Пензе, куда приезжали во время ремиссии, в соцзащите предложили снять ролик об Артеме и пустить по местному телевидению, чтобы собрать денег. Артем наотрез отказался, не захотел, чтобы его видели с бритой головой. Марина говорит: «Я уже и плакала, и просила, и обещала, что его просто покажут в кадре, а рассказывать о несчастье я буду сама. А он ни в какую. Стесняется…».

А больничный? А что больничный. Марина работает поваром в больнице. Зарплата — 1600. За эти три месяца государство сэкономило на ней четыре тысячи восемьсот рублей.

Справка «Новой»

Волонтеры группы «Доноры — детям», врачи и родители пациентов РДКБ написали письма на имя председателя Государственной Думы Бориса Грызлова, председателя Совета Федерации Сергея Миронова и министра здравоохранения и социального развития Михаила Зурабова с просьбой внести изменения в законодательство и оставить родителям пособие по временной нетрудоспособности на все время лечения ребенка.

P.S. Дети — пациенты отделения онкогематологии Республиканской детской клинической больницы, мамы которых в апреле могут остаться без больничного.

Ваня Борис, 1999 г.р., болеет с августа 2005 года;

Ваня Кальной, 1994 г.р., болеет два с половиной года, ему нужны следующие лекарства: вифенд, неотон, валтрекс, актовегин, церебрализин;
Света Гаврыш, 1989 г.р., болеет с лета 2006 г.;
Артем Таскин, 1991 г.р., болеет с августа 2006 г.;
Дима Рогачев, 1995 г.р., в РДКБ с марта 2003 года!!!Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2007/03/26/34243-120-dney-bolnichnogo

Книга Права
Добавить комментарий