Пример рапорта о применении огнестрельного оружия

Применение огнестрельного оружия

Пример рапорта о применении огнестрельного оружия

Начальнику ОП №2

У МВД России по городу Самаре

полковнику полиции

В.В. Петрову

Рапорт

Докладываю, что в 18 час. 30 мин. 01 марта 2011 гола во дворе до­ма 100 по ул. Вознесенской при несении службы на посту ПО-163 на осно­вании ст. 20, ч. 1 ст. 19, п. 3 ч. 1 ст. 21 и п. 2 ч. 3 ст.

23 Закона «О полиции» были применены физическая сила, специальная палка (ПР-73) и наручники в отношении гражданина Ковалева С. В.

, а также мной применено огне­стрельное оружие (пистолет ПМ № 123456) в отношении его собаки (порода немецкая овчарка).

В 18 час. 20 мин. от гражданина Боханова Б. Б. поступило устное за­явление о том, что во дворе дома 100 по улице Вознесенской па граждан бросается собака, одного из проходивших граждан укусила.

На требование граждан взять собаку на поводок владелец (мужчина возраст 25-30 лет, рост около 180-185 см.

одет в черную болоньевую куртку, синие джинсо­вые брюки, без головного убора, бритый наголо, в состоянии опьянения) отвечает, что она не кусается.

Записав данные заявителя и передав сообщение в дежурную часть, мы проследовали на место происшествия. Старший наряда старшина полиции Иванов И. И. бежал впереди, а я немного сзади и сбоку. По указанию старшего наряда мною было приведе­но в готовность огнестрельное оружие.

Выбежав из-за угла дома, я при хорошем уличном освещении увидел сидящего на тротуаре пожилого мужчину в серой матерчатой куртке, чер­ных брюках (правая брючина порвана, снег рядом с ногой в красных пят­нах, похожих на следы крови). Стоящего вполоборота к нам на расстоянии около 100 метров у забора детского сада мужчину (по описанию владельца собаки).

А приблизительно в 30 метрах чуть левее и впереди нас у снежной ледяной горки боком к нам стояла маленькая девочка в красном комбине­зоне. С громким лаем к девочке бежала немецкая овчарка.

Из форточки окна второго этажа кричала женщина: «Держите собаку!» Мужчина (вла­делец) кричал: «Рекс, нельзя!» Однако собака не реагировала, а продолжа­ла быстро приближаться к девочке.

В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 23 Закона «О полиции» для обезврежи­вания животного, непосредственно угрожающего жизни и здоровью де­вочки, я произвел три прицельных выстрела в собаку, так как другим спо­собом избежать нападения собаки на девочку было невозможно.

После третьего выстрела овчарка, не добежав до девочки около 7-8 метров, перевернулась на спину и пронзительно завизжала.

Услышав выстрелы, мужчина поглядел в нашу сторону и побежал к собаке с криками: «Сволочи, что Вы сделали!»

Старший подбежал к плачущей девочке и стал ее успокаивать. Я, уб­рав пистолет, проследовал к лежащей собаке. При моем приближении со­бака уже почти не шевелилась и тихо скулила. Со стороны детсада к соба­ке подбежал владелец (плотного телосложения, рост около 180-185 см). Я сказал: «Мужчина, успокойтесь. Сейчас во всем разберемся».

Однако, посмотрев на собаку, мужчина сжал пальцы в кулаки и по­вернулся в мою сторону. Лицо его исказила злобная гримаса, и с криком: «Убью!» – он попытался ударить меня в лицо правой рукой. Блокировав удар левой рукой, я отскочил в сторону.

Мужчина поднял двумя руками лежащую на снегу толстую обледе­невшую доску (длиной около 1,5 метров) и стал размахивать ей над голо­вой. Затем закричал: «Ты у меня за все заплатишь…» и ударил с правой стороны в область головы. Я уклонился от удара.

В этот момент, подбежавший сбоку старшина полиции Иванов для пресечения нападения, создающего непосредственную опасность жизни и здоровью сотрудника полиции (в соответствии с п.1 ч. 1 ст. 23 Закона «О полиции»), сверху вниз ударил нападавшего резиновой палкой по рукам. Мужчина выронил доску.

Мной был проведен прием самбо (загиб руки за спину) и с помощью старшины полиции Иванова надеты наручники

В 18 час. 35 мин. о происшедшем старшим наряда Ивановым И. И. доложено в дежурную часть по радиосвязи, вызвана следственно-опера­тивная группа и скорая помощь.

При проведении наружного осмотра у данного гражданина и заднем правом кармане джинсовых брюк обнаружен паспорт на имя Ковалева Сергея Валентиновича, 13 мая 1965 года рождения, проживающего по ад­ресу ул. Вознесенская, дом 100, кв. 15, серии 1103 № 654321, выданный ОВД Петровского района Архангельской области 10 июня 2004 года. Дру­гих вещей документов, ценностей не обнаружено.

У задерживаемого видимых телесных повреждений не обнаружено, от медицинской помощи отказался, изо рта чувствовался резкий запах алкоголя.

После задержания Ковалев С. В. в присутствии указанных ниже свидетелей неоднократно высказывал угрозы физической расправой и ос­корбления в мой адрес: «Ты за всё ответишь… Я до тебя доберусь, ублю­док, мент поганый…», «посчитаюсь я за Рек­са!..» – и грубая нецензурная брань в мой адрес.

Собака породы немецкая овчарка, масть черного цвета, была ранена в правый бок и до приезда следственно-оперативной группы скончалась на месте происшествия. До приезда следственно-оперативной группы была обеспечена охра­на места происшествия, отмечены следы наряда, владельца собаки, доски, использованной для нападения.

Выявлены свидетели:

-Сергеев Сергей Сергеевич, 1970 года рождения, проживающий по адресу: ул. Гагарина, дом 12, кв. 15;

– Марфуткина Анна Максимовна. 1968 года рождения, проживаю­щая по адресу: ул. Вознесенская, дом 100, кв. 94.

Установлены данные потерпевших:

– мужчина – Уколов Константин Константинович. 1942 года рожде­ния, проживает по адресу: г. Самара, ул. Вознесенская, дом 98. кв. 23;

-девочка – Малюткина Светлана, 6 лет, передана родителям (Малюткину Моисею Владимировичу, проживающему по адресу: ул. Возне­сенская, дом 100, кв. 111).

Данные заявителя: Боханов Борис Борисович, 1952 года рождения, проживает по адресу: ул. Фрунзе, дом 6, кв. 95.

В 18 час. 50 мин. прибыл автопатруль ПА-401, Ковалев С. В. и об­наруженный у него паспорт передан старшему ПА-401 командиру отделе­ния 9-й роты полка ППСП УВД городского округа Самара прапорщику полиции Рот­ному С. С. для дальнейшего доставления его в ОВД (до приезда СОГ нахо­дились на месте происшествия).

Бригада скорой помощи № 3 прибыла в 18 час. 55 мин., врач которой оказал помощь потерпевшему Уколову К. К. (немедленной госпитализации не потребовалось, потерпевший ос­тался на месте происшествия до прибытия СОГ). В 19 час. 00 мин. прибыла следственно-оперативная группа.

Старшина полиции Иванов доложил старшему СОГ майору юстиции Майорову М. М. о происшедшем.

Полицейский 9-й роты полка ППСП У МВД России

по г. Самара

младший сержант полиции П. М. Стрелков

«01» февраля 2011 г.

Перед написанием слушателями рапорта о применении огнестрельного оружия преподаватель зачитывает ситуацию или показывает фрагмент из видеофильма «Право на выстрел».

Во время работы слушателей преподаватель подходит к каждому и оказывает помощь в написа­нии рапорта.

За пять минут до окончания времени по написанию рапорта, на усмотрение преподавателя, вы­зываются поочередно 3-4 слушателя, которые зачитывают свои рапорта.

Целесообразно в обсуждение написанных рапортов подключать и слушателей.

4. Подвести итоги проведенного практического занятия – 5 минут

Подвести итоги, оценив работу слушателей.

Задание на самоподготовку: повторить статью 23 Закона «О полиции».

Источник: https://studopedia.org/10-125652.html

tsunami edizioni

Пример рапорта о применении огнестрельного оружия
sh: 1: –format=html: not found

Black Sabbath: Sabotage! Questo libro è semplicemente l’analisi più approfondita dei primi otto album dei Black Sabbath che sia mai stata realizzata.

Grazie a un sostanzioso bagaglio di interviste da lui stesso condotte, sia con i quattro protagonisti di questa incarnazione della band che con un gran numero di personaggi cardine che gravitavano loro intorno, Martin Popoff ci offre una dettagliata panoramica su otto dischi che sono a pieno titolo dei veri pilastri dell’heavy metal e della musica tutta.

Ma SABOTAGE! racconta anche la storia dei primi dieci anni dei Black Sabbath, e quindi non mancano digressioni e dettagli sui problemi che la band ha dovuto affrontare all’epoca e nemmeno aneddoti riguardanti la vita in tour, le copertine, le registrazioni dei dischi… insomma, tutto ciò che serve per catapultarci come si deve nel cuore di quell’epoca.

Heavy Metal – 50 anni di musica dura Per molti anni l’heavy metal è stata quella musica grezza e rumorosa suonata da brutti ceffi ricoperti di cuoio e borchie, ma questa è solo la superficie. L’heavy metal infatti è prima di tutto un atteggiamento, un modo di intendere la vita.

Questo libro racconta idealmente tutte le sfumature dell’heavy metal ma non ne vuole essere una mera cronistoria, quanto un’analisi delle sue caratteristiche, dei suoi tanti contatti con l’arte, il teatro, la letteratura, il cinema e i fumetti…

insomma, tutto ciò che l’ha portato a diventare la musica più diffusa nel mondo, dal notevole impatto economico e sociale e dall’enorme rilevanza nella cultura popolare. Heavy Metal è la chiave per entrare in un mondo nuovo, cupo, spaventoso e affascinante come un thriller o un romanzo hard boiled.

E poi, una volta carpita la filosofia, chissà: potrebbe pure piacervi la musica…

Route 69 1969. Un’annata magica, simultaneamente “termine” e “preludio” per due decenni fondamentali nella storia del costume, dell’arte e della società del ventesimo secolo.

Nella sua cronologia ritroviamo sorprendenti raduni di giovani ribelli, il primo approdo umano sulla Luna, la strage di Piazza Fontana a Milano, l’efferato assassinio di Sharon Tate, per mano della Manson Family, che sconvolse l’America e il mondo intero.

Questa guida vuole condurre il lettore lungo un viaggio fatto di stimoli e storie, suggestioni e suggerimenti, sensazioni e scoperte, attraverso un’incursione ragionata ed emozionale nella discografia “a 33 giri” pubblicata in quell’anno cardine: un’incommensurabile serie di dischi epocali o comunque degni dello status d’immortalità.

Megadeth I Megadeth non necessitano di troppe presentazioni.

Nati nel 1984 per mano del carismatico, talentuoso e soprattutto irascibile Dave Mustaine all’indomani del suo brusco allontanamento dai Metallica, rappresentano uno dei gruppi di punta non solo dell’ondata thrash, ma di tutto il metal in generale.

In questo volume Martin Popoff ripercorre gli anni d’oro della band dagli esordi sino alla fine di quella che è stata la sua incarnazione più duratura, analizzando nel dettaglio assolute pietre miliari del genere come Killing Is My Business… And Business Is Good!, Peace Sells… But Who’s Buying?, So Far, So Good… So What!, il capolavoro immortale Rust In Peace, il campione di incassi Countdown To Extinction, Youthanasia e Cryptic Writings, condendo il tutto con aneddoti di prima mano, informazioni e curiosità di ogni tipo.

Cured Lol Tolhurst e Robert Smith sono sempre stati degli outsider sin da ragazzini, quando erano tra i primissimi punk della piccola cittadina di provincia di Crawley. Legati da un forte amore per la musica, hanno formato una band e iniziato a esibirsi nel circuito dei pub locali, sviluppando allo stesso tempo uno stile e delle sonorità uniche e personali.

Nascono così i The Cure, leggende del post-punk e tra le band più importanti del rock britannico di tutti i tempi.

Intenso, appassionato, coinvolgente e indimenticabile, Cured – Storia di due Imaginary Boys racconta una band leggendaria dal punto di vista e nelle parole di uno dei suoi principali protagonisti e testimoni, e da ben prima che tutto cominciasse.

Led Zeppelin dalla A alla Z I Led Zeppelin dalla A alla Z è la più completa e autorevole guida mai scritta sulla più grande rock band di tutti i tempi.

Vengono qui riunite, in ordine alfabetico, centinaia di voci che rappresentano un vero tesoro di informazioni sul gruppo, ottenuto attraverso rigorosissime ricerche e ricco di aneddoti e leggende.

Questo volume può essere consultato come un’enciclopedia o letto come un romanzo, e racchiude tutti gli eventi, i personaggi, i luoghi e persino gli oggetti che hanno segnato, nel bene come nel male, la carriera di questa storica band.

Источник: http://tsunamiedizioni.com/?raport_po_primeneniyu_ognestreljnogo_oruzhiya_obrazec&option=com_k2&view=itemlist&task=user&id=26596

Образец рапорта при применении физической силы

Пример рапорта о применении огнестрельного оружия

162.

Наряды милиции имеют право применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие только в случаях и порядке, предусмотренных Законом РСФСР «О милиции», а также в соответствии с Правилами применения специальных средств, состоящих на вооружении в органах внутренних дел РСФСР, утвержденными постановлением Совета Министров РСФСР от 3 сентября 1991 г. N455. Все сотрудники патрульно-постовой службы обязаны проходить специальную подготовку, а также периодическую проверку на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

Применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия с превышением полномочий влечет за собой ответственность, установленную законом.

— предупредить правонарушителей о намерении их использовать, предоставив при этом им достаточно времени для выполнения его требований, за исключением тех случаев, когда промедление в применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия создает непосредственную опасность жизни и здоровью граждан и сотрудников милиции, может повлечь иные тяжкие последствия или когда такое предупреждение в создавшейся обстановке является неуместным или невозможным; — стремиться в зависимости от характера и степени опасности правонарушения и лиц, его совершивших, и силы оказываемого противодействия к тому, чтобы любой ущерб, причиняемый при этом, был минимальным; — обеспечить лицам, получившим телесные повреждения, предоставление доврачебной медицинской помощи и уведомление в возможно короткий срок их родственников; — доложить рапортом начальнику горрайлиноргана и командиру строевого подразделения о случаях применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

164.

Наряды милиции применяют физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнение возложенных на милицию обязанностей. 165.

Наряды милиции имеют право применять специальные средства, имеющиеся на вооружении милиции: резиновые палки, слезоточивый газ, наручники, светозвуковые средства отвлекающего характера, средства разрушения преград и принудительной остановки транспорта, водометы и бронемашины, специальные окрашивающие средства, служебные собаки.

— освобождения захваченных зданий, помещений, сооружений, транспортных средств и земельных участков; пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи, предприятий, учреждений и организаций; — доставления задерживаемых лиц в милицию, конвоирования и охраны задержанных, а также лиц, подвергнутых административному аресту и заключенных под стражу, когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе, или оказывают противодействие сотруднику милиции; — пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи, предприятий, учреждений и организаций, и только по указанию начальника органа или его заместителя с последующим уведомлением прокурора в течение 24 часов с момента применения; Все виды перечисленных специальных средств, в том числе и служебные собаки, могут применяться нарядами милиции также в случаях, предусмотренных в статье 168 настоящего Устава.

167.

Нарядам милиции запрещается применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних, кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью людей, а также при пресечении незаконных собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций ненасильственного характера, которые не нарушают работу транспорта, связи, предприятий, учреждений и организаций.

2) для отражения нападения на сотрудника милиции, когда его жизнь и здоровье подвергаются опасности, а также для пресечения попытки завладения его оружием; 4) для задержания лица, застигнутого при совершении тяжкого прес- тупления против жизни, здоровья и собственности и пытающегося скрыться, а также лица, оказывающего вооруженное сопротивление; 5) для отражения группового или вооруженного нападения на жилища граждан, помещения государственных органов, общественных объединений, предприятий, учреждений и организаций; 6) для пресечения побега из-под стражи: лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления; лиц, в отношении которых мерой пресечения избрано заключение под стражу; лиц, осужденных к лишению свободы; а также для пресечения попыток насильственного освобождения этих лиц.

    1) для остановки транспортного средства путем его повреждения, если водитель создает реальную опасность жизни и здоровью людей и отказывается остановиться, несмотря на неоднократные требования работника милиции;

169. Запрещается применять огнестрельное оружие в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда возраст очевиден или известен работнику милиции, кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения вооруженного либо группового нападения, угрожающего жизни людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица.

О каждом случае применения огнестрельного оружия сотрудник милиции в течение 24 часов с момента его применения обязан представить рапорт начальнику органа милиции по месту своей службы или по месту применения огнестрельного оружия. 170. Наряд милиции имеет право обнажить огнестрельное оружие и привести его в готовность, если считает, что в создавшейся обстановке могут возникнуть предусмотренные ст.

168 настоящего Устава основания для его применения. Попытки лица, задерживаемого нарядом милиции с обнаженным огнестрельным оружием, приблизиться к нему, сократив при этом указанное им расстояние, или прикоснуться к его оружию, предоставляют наряду милиции право применить огнестрельное оружие в соответствии с пунктом 2 статьи 168 настоящего Устава. 171.

Наряд милиции в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости при отсутствии специальных средств или огнестрельного оружия вправе использовать любые подручные средства.

Источник: https://legatees.ru/obrazec-raporta-pri-primenenii-fizicheskoj-sily-59258/

Рапорт о применении наручников образец

Пример рапорта о применении огнестрельного оружия

Определения термина «специальные средства», впервые получившего «прописку» в законодательных актах бывшего СССР в 1988 г.И воспринятого законодательством составляющих его республик, Закон «О полиции» не дает.

Специальные средства можно было бы определить как состоящие на вооружении полиции и применяемые ею в случаях и порядке, предусмотренных законом, технические изделия (устройства, предметы, вещества) и служебные животные, основным назначением которых является оказание прямого принудительного физического воздействия на человека или какие-либо материальные объекты.

В настоящее время на вооружении органов внутренних дел состоит 13 видов специальных средств и множество их модификаций: резиновые палки, слезоточивый газ, наручники, резиновые пули ударного непроникающего действия, светозвуковые средства отвлекающего воздействия, средства разрушения преград, средства принудительной остановки транспорта, специальные окрашивающие средства, водометы, бронемашины, служебные собаки, спирали (сети), электрошоковые устройства.Разрешение на вооружение сотрудников ОВД специальными средствами дают: палками резиновыми, наручниками и аэрозольными распылителями, средствами индивидуальной бронезащиты – старший дежурной смены (оперативный дежурный); специальными палками, наручниками, патронами и выстрелами ударного непроникающего действия, аэрозольными распылителями, аэрозольными распылителями высокого давления, ручными гранатами раздражающего (слезоточивого) действия, газовыми пистолетами, газовыми генераторами раздражающего (слезоточивого) действия, светозвуковыми средствами отвлекающего воздействия, средствами разрушения преград, средствами принудительной остановки транспорта, сетями, специальными окрашивающими средствами, электрошоковыми устройствами, служебными собаками – начальник органа внутренних дел или его заместитель; любыми специальными средствами, включенными в Перечень, утвержденный Правительством Российской Федерации, – Министр внутренних дел Российской Федерации и его заместители, министры внутренних дел, начальники ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, УВДТ или их заместители.Количество и типы специальных средств, необходимых для проведения конкретной специальной операции, а также решение о непосредственном их применении принимает ее руководитель.

Сотрудники ОВД, действующие индивидуально, принимают такие решения самостоятельно с последующим докладом рапортом непосредственному начальнику.

По окончании специальной операции сотрудники ОВД обязаны произвести осмотр помещений и местности в целях обнаружения пострадавших, сбора или уничтожения несработавших специальных средств, выявления возможных очагов возгораний и повреждений объектов жизнеобеспечения (энергетики, электросвязи, жилищного, коммунального хозяйства и других объектов), установления и устранения негативных последствий.Запрещается использовать техническинеисправные специальныесредства, а также светозвуковые средства отвлекающего действия и средства разрушения преград с истекшими сроками хранения. 14 этого Закона предусмотрено, что «перечень специальных средств, состоящих на вооружении полиции, а также правила их применения устанавливаются Правительством Российской Федерации».

В точном соответствии с Основными принципами применения cилы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка российский Закон «О полиции» запретил вооружение полиции «специальными средствами, которые наносят чрезмерно тяжелые ранения или служат источником неоправданного риска». Отсюда казавшийся исчерпывающим перечень специальных средств, содержащийся в Законе «О полиции», таковым на самом деле не является и может быть дополнен подзаконными актами.

Рапорт О Применении Огнестрельного Оружия Сотрудником Полиции Образец

Резиновые палки могут применяться в следующих случаях: – для отражения нападения на граждан и сотрудников полиции; – для пресечения оказываемого сотруднику полиции сопротивления; – для пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи и организаций.При применении резиновой палки запрещается нанесение ударов по голове, шее, ключичной области, животу и половым органам.Следует оговориться, что эти ограничения распространяются лишь на инициативный, наступательный характер применения палки сотрудником полиции.Если же палка используется в качестве средства защиты в состоянии необходимой обороны, то удары могут наноситься по усмотрению защищающегося в зависимости от характера и степени опасности нападения, сил и возможностей сотрудника полиции по отражению посягательств.

https://www.youtube.com/watch?v=6RXl3gjc8eU

В этих условиях удары могут наноситься в том числе по голове, шее, в живот и т. При этом должны учитываться все обстоятельства, влияющие на реальное соотношение сил посягающей и защищающейся сторон (количество посягавших и оборонявшихся сотрудников полиции, возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся сотрудник полиции вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

В настоящее время в распоряжении органов внутренних дел имеются следующие виды специальных средств, содержащих слезоточивые вещества: ручные гранаты раздражающего (слезоточивого) действия «Дрейф», «Рулет – ВВ» и другие их модификации, патроны и выстрелы раздражающего (слезоточивого) действия для «Черемуха – 7М», «Сирень – 7», аэрозольные распылители «Зверобой – 10», «Зверобой – 10М», ранцевый жидкостный аппарат.Слезоточивый газ может применяться в следующих случаях: – для отражения нападения на граждан и сотрудников полиции; – для пресечения оказываемого сотруднику полиции сопротивления; – для задержания лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они намерены оказать вооруженное сопротивление; – для освобождения насильственно удерживаемых лиц, захваченных зданий, помещений, сооружений, транспортных средств и земельных участков; – для пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи и организаций.

Запрещается прицельная стрельба по правонарушителям, повторное применение спецсредств в пределах зоны поражения в период действия этих веществ.Некоторые виды специальных средств, содержащих слезоточивые ве­щества (например, «Дрейф», «Дрейф – 2»), разрешается применять только на открытой местности.

Наиболее часто в деятельности сотрудников полиции используется слезоточивый газ «Сирень» – CS (ортохлорбензальмалононитрил), в аэрозольной упаковке массой 100 мл, температурный диапазон хранения которого от -10 до 40°С.Дальность выброса активного состава 1,5–2 м, время воздействия на нарушителя – 2–3 секунды.В летнее время его действие эффективнее, чем зимой.

При сильном ветре и осадках эффективность действия снижается.

Образец рапорта о применении оружия

Применяется как на открытой местности, так и в помещениях с целью лишить нарушителя возможности совершения активных действий в течение короткого времени.

В соответствии с тактико-техническими данными этого спецсредства эффективность его применения обусловлена направлением на конкретного человека при оптимальном расстоянии не более 0,9 метра.

Необходимо соблюдать меры безопасности, учитывая направление ветра, наличие открытого огня и т. Указанное специальное средство может причинить серьезную травму глаз.

Поэтому в случае, если через 10–15 минут после применения у правонарушителя не исчезла резкая боль в глазах, сотрудник полиции должен принять меры к оказанию доврачебной или медицинской помощи.Необходимо отметить, что по Федеральному закону от 13 декабря 1996 г.

№ 150-ФЗ «Об оружии» рассматриваемые специальные средства относятся к газовому оружию.Именно такой подход воплощен в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», ст.46 которого посвящена применению газового оружия в местах содержания под стражей.

Наручники (БР и БР – С), состоящие на вооружении в органах внутренних дел, применяются: – для пресечения оказываемого сотруднику полиции сопротивления; – для задержания лица, застигнутого при совершении преступления против жизни, здоровья или собственности и пытающегося скрыться; – для доставления задерживаемых лиц в полицию, конвоирования и охраны задержанных, а также лиц, подвергнутых административному аресту и заключенных под стражу, когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе, или оказывают противодействие сотруднику полиции.При отсутствии наручников сотрудник полиции вправе использовать подручные средства связывания.

Рапорт снятии взыскания армия

Источник: https://bethsmith4sheriff.com/raport-o-primenenii-naruchnikov-obrazec.html

Известия Регионального финансово-экономического института. Совершенствование огневой подготовки сотрудников полиции как одно из условий правомерного применения ими огнестрельного оружия

Пример рапорта о применении огнестрельного оружия
Авторы: Гнесь В. Н., Плохих Г. И.
УДК 377.4

Разразившийся в последние годы в России социально-экономический кризис не мог не вызвать ухудшение криминологической обстановки. Преступность становится все более агрессивной и жестокой, активно противодействующей силам охраны правопорядка [6].

По данным МВД России, в 2015г. по сравнению с 2014г. увеличилось количество преступлений против личности и собственности, совершено 26,9 тыс. преступлений с использованием нелегального оружия.

На руках граждан имеется более 5 млн. единиц зарегистрированного огнестрельного оружия, более 2 млн. травматических пистолетов и револьверов.

По мнению экспертов, почти столько же – незарегистрированного оружия [9].

Если в 2000 г. сотрудники милиции применяли оружие в 614 случаях, то в 2014 г. – 2051 раз, в т.ч. сотрудники ГИБДД – 891, вневедомственной охраны – 199, патрульно-постовой службы – 275, участковые уполномоченные инспекторы – 196, оперуполномоченные уголовного розыска – 166, бойцы ОМОН и СОБР – 145 раз. Основное число случаев применение огнестрельного оружия сотрудниками полиции в 2014 г.

связано с применением его для остановки транспортного средства (795), производства предупредительного выстрела (665), обезвреживания животного (295), задержания лица, оказывающего вооруженное сопротивление (147), для защиты себя или другого лица (100 раз).

Наиболее часто огнестрельное оружие применяется сотрудниками в Сибирском (403 случая) и Дальневосточном (342 случая) федеральных округах [5].

Усложняющиеся условия оперативно-служебной деятельности предъявляют повышенные требования к уровню профессиональной готовности, в т.ч. к реализации предоставленного законом права на применение сотрудником огнестрельного оружия.

Оценить предоставленное право можно двояко. С одной стороны, рассматриваемое полномочие сопряжено с высоким риском наступления тяжких последствий, с другой – действенное средство защиты законных интересов граждан и самих сотрудников полиции от противоправных общественно опасных посягательств.

Безусловно, применение рассматриваемой меры воздействия должно осуществляться на основе четкой правовой регламентации и в строгом соответствии с законом.

Правовыми основаниями применения сотрудниками полиции огнестрельного орудия являются положения Конституции Российской Федерации, Федерального конституционного закона от 30 мая 2001г. №3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» (ст. ст.16, 17, 34), Федеральных законов от 6 марта 2006г. №35-ФЗ «О противодействии терроризму» (ст.

15), от 7 февраля 2011г. №3-ФЗ «О полиции», приказы МВД РФ от 29.01.2008г. №80 «Вопросы организации деятельности строевых подразделений патрульно-постовой службы полиции общественной безопасности» (п.23), от 2 марта 2009г.

№185 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения» (Приложение № 1) и т.д.

, положения которых соответствуют международно-правовым стандартам, сформулированным в Основных принципах применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка (приняты в 1990 г.

в Гаване VIII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями), Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (принят в 1979 г. Резолюцией 34/169 Генеральной Ассамблеей ООН), Руководящих принципах для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (приняты в 1989 г. Резолюцией 1989/61 Экономического и Социального Совета ООН).

Согласно ч.3 ст.19 Федерального закона от 7 февраля 2011г.

№3-ФЗ «О полиции» сотрудник полиции должен поступать с учетом создавшейся обстановки, характера и степени опасности действий лиц, в отношении которых применяются физическая сила, специальные средства или огнестрельное оружие, характера и силы оказываемого ими сопротивления, при этом стремиться минимизировать ущерб от их применения [1].

Однако, в реальных условиях выполнить это требование закона зачастую сложно, т.к. ситуации противостояния преступнику развиваются скоротечно, а действия по преследованию преступника – сложно предсказуемы.

Кроме того, практика демонстрирует противоположность позиций следственных органов в оценке правомерности применения оружия сотрудниками полиции, навязывание надзорными органами обвинительного уклона следствию [7].

В качестве примера можно привести случай применения огнестрельного оружия инспектором ДПС ОГИБДД МВД России по г.Домодедово Московской области старшим лейтенантом полиции И.

Антоновым для остановки транспортного средства, преследуемого экипажем ДПС после невыполнения водителем неоднократных требований инспекторов об остановке транспортного средства в связи с грубым нарушением водителем правил дорожного движения.

В процессе движения водитель преследуемого транспортного средства проезжал на запрещающий сигнал светофора, двигался по полосе, предназначенной для встречного движения, вылетел на автобусную остановку с людьми, которые чудом успели отбежать [10].

Старший лейтенант полиции Антонов, находясь в служебной машине на месте пассажира, произвел несколько выстрелов из табельного оружия с целью остановки транспортного средства путем его повреждения (п.1 ч.3 ст.23 Федерального закона от 7 февраля 2011г. №3-ФЗ «О полиции»).

Выпущенные пули попали в заднее стекло автомобиля нарушителя, одним из выстрелов водитель преследуемого автомобиля был убит [11].

В процессе расследования квалификация действий инспектора неоднократно менялась: сначала действия были признаны правомерными, впоследствии было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.109 УК РФ, а в 2014г.

суд признал Антонова виновным в совершении преступления, предусмотренного п. п. «б» и «в» ч.3 ст.

286 УК РФ – «превышение должностных полномочий с применением оружия и с причинением тяжких последствий» и осужден к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания условно [12, 13].

Кроме того, исходя из требований Федерального закона от 7 февраля 2011 г. №3-ФЗ «О полиции» фактически сам сотрудник должен доказать правомерность применения им огнестрельного оружия, что противоречит принципу презумпции невиновности. Так, исходя из норм ч.8 ст.

19 названного закона о каждом случае применения огнестрельного оружия сотрудник полиции обязан сообщить непосредственному начальнику либо руководителю ближайшего территориального органа или подразделения полиции и в течение 24 часов представить соответствующий рапорт [1].

Нередко сотрудники при написании соответствующего рапорта, пребывая в состоянии стресса, упускают детали произошедшего, недооценивают и не отражают или неполно отражают в рапорте о применении огнестрельного оружия предшествовавшие ему обстоятельства и обстановку во время его применения, основания применения.

В результате для сотрудника, применившего оружие по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», практически всегда будет реальная опасность объективного вменения ему в вину тяжких последствий, в т.ч. уголовной ответственности, предусмотренной ст.ст. 108, 114 УК РФ.

Нормы ч. 4 ст. 18 Федерального закона от 7 февраля 2011г.

№3-ФЗ «О полиции» требуют от сотрудников полиции прохождения специальной подготовки, периодической проверки на профессиональную пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия [1].

Практика изобилует случаями пассивного поведения полицейских, несмотря на то, что в соответствии с положениями ч.9 ст. 23 Федерального закона от 7 февраля 2011 г.

№ 3-ФЗ «О полиции» сотрудник полиции не несет ответственность за вред, причиненный гражданам и организациям при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, если применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия осуществлялось по основаниям и в порядке, которые установлены федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

Как показали результаты проведенного нами в 2015г. анкетирования среди 112 сотрудников УМВД России по Курской области (УУП, ДПС ГИБДД, УУР), причины такого поведения полицейских различны, в их числе: почти 30% сотрудников отметили недостаточное уяснение норм ст. 23 Федерального закона от 7 февраля 2011 г.

№ 3-ФЗ «О полиции», более 50% – недостаточную правовую компетентность в понимании норм уголовного кодекса РФ о необходимой обороне, крайней необходимости и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступления, более 80% – нежелание быть обвиненным в незаконном применении оружия.

При этом почти 20% опрошенных нами сотрудников хотели бы владеть табельным оружием более уверенно, более 40% – указали на необходимость увеличения числа практических занятий по огневой подготовке и столько же – на необходимость дополнительного изучения норм главы 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 г.

№ 3-ФЗ «О полиции».

Кроме того, в числе предпочитающих не применять табельное оружие более половины составляют опытные сотрудники (стаж службы более 8 лет). Схожие данные получены и в исследовании Каплунова А.И. [7].

На практике сотрудники полиции подвергаются бесконечным инструктажам об основаниях и порядке применения огнестрельного оружия, смысл которых направлен на то, чтобы ни один из сотрудников ни при каких обстоятельствах не применил эти средства в случаях, не предусмотренных в Федеральном законе «О полиции».

При этом разъясняются положения Уголовного кодекса РФ об ответственности за незаконное его применение, но мало уделяется внимание нормам об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.

Сотрудники полиции предпочитают уклоняться от применения оружия в случаях, когда этого требует реальная необходимость, для того чтобы избежать возможной ответственности за их незаконное использование. Так, по данным Новичкова В.Е.

, мотивами неприменения огнестрельного оружия сотрудниками полиции являются: неуверенность в наличии законного основания для его применения в конкретной жизненной ситуации – 32,6% опрошенных; и неуверенность в последующей правильной социально-правовой оценке действий, связанных с вынужденным причинением вреда, в том числе с помощью оружия – 41,3% опрошенных [8, с. 125].

На наш взгляд, сотрудникам полиции необходимо разъяснять основания и порядок применения табельного оружия, прежде всего исходя из норм ст. 38 Уголовного кодекса России, не ограничивая возможность причинения вреда какими-либо конкретными преступлениями, который совершил задерживаемый, и не запугивать сотрудников возможной ответственностью.

Источник: https://science.rfei.ru/ru/2016/1/139.html

Письма в редакцию

Пример рапорта о применении огнестрельного оружия

Полицейский нуждается в защите

В № 31 от 18 августа 2016 г. была опубликована статья «Полицейский нуждается в защите». Развёрнутая в газете дискуссия на тему применения полицейскими табельного оружия и наступающих за этим последствий задела за живое многих читателей.

Тот факт, что стражи порядка, действовавшие в рамках закона, защищавшие жизнь и безопасность граждан, зачастую сами оказываются на скамье подсудимых, вызывает общее возмущение. В редакцию приходят отклики от сотрудников и ветеранов органов внутренних дел из разных регионов.

Коллеги высказывают свою позицию касательно ситуаций, описанных экспертами и журналистами. И хотя в деталях их взгляды разнятся, в главном позиция наших читателей едина: полицейский сегодня действительно нуждается в защите.
Представляем вашему вниманию несколько мнений. А в одном из ближайших номеров мы продолжим этот разговор.

Если у вас есть что сказать по этому поводу, пишите нам. Ознакомиться с текстом первой публикации можно на сайте Объединённой редакции МВД России: http://www.ormvd.ru/pubs/100/police-needs-protection/

Найти золотую середину

Сослан Сикоев, бывший первый заместитель министра внутренних дел РСО-Алания, генерал-майор милиции в отставке:

– Как человек, прослуживший в органах внутренних дел 42 года (а в льготном исчислении – 62) и имеющий огнестрельное ранение, считаю, что поднятая проблема использования полицейскими табельного оружия сейчас актуальна как никогда. Однако скажу сразу, что неприемлемо проводить в этом вопросе аналогии.

Бесспорно, нужно отметить чрезмерную жестокость по отношению к своим гражданам, проявленную полицейскими США. Да, кто-то разделяет такой подход, кто-то считает его недопустимым, а наша задача – найти «золотую середину».

Если мы утверждаем, что перед законом все равны, то и полицейские должны чувствовать свою ответственность перед законом, отсюда и требование быть профессионалами высокого класса, в том числе в вопросах применения табельного оружия.

На первый план выходит задача постоянного повышения профессионального мастерства по всем направлениям полицейской профессии. Здесь же – постоянная психологическая подготовка по оценке ситуаций, в которых возникает необходимость использования оружия во время защиты здоровья и жизни граждан и самого полицейского.

Считаю, что Центр профессиональной подготовки инструкторов по служебной и боевой подготовке ГУ МВД России по г. Москве необходимо сделать всероссийским. Понимаю, что на всю страну его возможностей не хватит, но часть проблем он может снять.

С такой же ситуацией, в которой оказался инспектор ДПС Игорь Антонов, могут ежедневно столкнуться и другие сотрудники (в ходе продолжительной погони он застрелил нарушителя ПДД, лишённого водительских прав, ранее судимого за хранение наркотиков. – Прим. ред.). Считаю, что уголовное дело в отношении этого сотрудника необходимо пересмотреть и оправдать его. Такое решение необходимо донести до общественности.

Ведь неприменение оружия сотрудником полиции в целях защиты граждан и своего здоровья и жизни – тоже нарушение закона, и такой сотрудник должен быть наказан.

Конечно, перед тем как это сделать, страж порядка должен исчерпать все другие возможности предотвращения тяжких последствий, а после этого смело, решительно и профессионально применить оружие. А единых стандартов по применению оружия в разных ситуациях не бывает и быть не может.

Полностью согласен с тем, что сотрудники допускают серьёзные ошибки при написании рапорта по факту применения оружия. Однако на практике бывает так, что сотрудника после случившегося изолируют и заставляют немедленно писать рапорт. Зачастую полицейский, находящийся в состоянии стресса, даже не может вспомнить, как оказался в этой ситуации.

А некоторые горе-руководители, защищая своё кресло, начинают давить на него, упрекать: мол, почему ты был в том месте, я тебя туда не посылал.

А сотрудники кадрового аппарата и собственной безопасности из-за боязни в будущем быть допрошенными по факту применения оружия сотрудником, как правило, самоустраняются от оказания правовой помощи, хотя они обязаны это делать.

Предложение: при написании рапорта сотрудником правовая служба собственной безопасности должна оказать помощь в объективном изложении возникшей ситуации.

В каждом конкретном случае факт применения табельного оружия должны обсуждать на рабочем совещании руководители МВД, ФСБ, прокуратуры, СК субъектов и делать предварительные выводы.

В моей практике был случай, когда сотрудники спецподразделений применили огнестрельное оружие в отношении вооружённого преступника, в результате чего он скончался на месте происшествия. Я пригласил прокурора республики, руководителя ФСБ, чтобы они лично осмотрели место происшествия.

После этого у прокурора республики провели совещание, и факт применения огнестрельного оружия предварительно был признан законным. А сотрудник был поощрён денежной премией.

Разделяю тревогу коллег о пагубных последствиях «конкуренции» между разными правоохранительными структурами. Пример Кузьмина высветил как раз такие последствия.

Считаю, что в этом случае прокурора области нужно было отстранять и судить за превышение полномочий с использованием своего должностного положения.

А вопрос федерального судьи вынести на рассмотрение коллегии с единственным решением лишить его пожизненно статуса судьи.

Боюсь, что авторы публикации правы: многие вопросы решаются в угоду общественному мнению и под нажимом «больших» чиновников. Выводы:

1. Если жизни и здоровью граждан и сотрудника угрожает опасность, то он должен решительно применить табельное оружие, а представители общественных советов ОВД по субъектам федерации должны разъяснить общественности необходимость применения оружия и наступления возможных тяжких последствий.

2. Считаю необходимостью проведение круглого стола по данной проблематике с участием руководителей правоохранительных структур, институтов гражданского общества, специалистов-ветеранов правоохранительных органов с целью выработки общей линии, общего понимания применения законодательства и оценки фактов. Готов принять участие в форуме.

МВД России, ОВД по субъектам федерации необходимо выработать систему мер защиты добросовестных сотрудников при применении табельного оружия.

При законном применении оружия – поощрять сотрудников.

Определить перечень вопросов, на которые должен дать ответ сотрудник при написании рапорта после применения оружия.

Заключение служебного расследования должно содержать в себе полную информацию о факте применения оружия.

Я – за более жёсткое применение оружия полицейскими в отношении опасных преступников.

Бьют сотрудника полиции – значит, бьют власть

Юрий Руднев, главный редактор газеты «Московский комсомолец в Перми» и еженедельника «Аргументы недели. Прикамье», член Общественного совета при ГУ МВД России по Пермскому краю:

– Полицейских бьют в буквальном смысле этого слова, что, конечно, недопустимо. Подобного отношения к представителям правопорядка, да ещё и в таких масштабах, нет ни в одной цивилизованной стране мира. Посмотрим на свежие статистические данные по нашему региону.

За первое полугодие текущего года в ГУ МВД России по Пермскому краю поступило 99 спецсообщений о причинении телесных повреждений сотрудникам органов внутренних дел. По данным материалам следственными органами возбуждено 64 уголовных дела.

Получается, что почти треть инцидентов остались без должного внимания.

Пока только в нескольких уголовных делах поставлена точка и вынесены обвинительные приговоры. Реального наказания никто не понёс, осуждённые отделались штрафом. Не удивительно – такова судебная практика: лишь в исключительных случаях по таким делам виновный отправляется в исправительную колонию.

В целом же, когда рассматриваешь случаи избиения сотрудников органов внутренних дел, становится стыдно за наше общество.

Полицейские чаще всего получают побои и травмы не при задержании опасных преступников, а от обычных правонарушителей на дороге, при патрулировании улиц, от пьяных дебоширов и хулиганов.

В большинстве случаев полицейские наряды прибывают по вызову, а злоумышленник, войдя во вкус, применяет силу и по отношению к стражу порядка, когда тот пытается пресечь его противоправные действия. Не отстают и женщины, которые бросаются на сотрудников органов внутренних дел с кулаками.

Смешно, на первый взгляд. Неужели полицейский не может применить силу и скрутить правонарушителя? Может! Только тогда он рискует сам оказаться на скамье подсудимых, как это нередко бывает.

Судебная система не всегда встаёт на защиту представителей власти, выполняющих свои служебные обязанности. Порой приговоры выносятся не по справедливости, а в угоду обществу.

Как результат, до людей не доходит, что надо не только уважать сотрудника полиции, но и выполнять его требования, а не бросаться на него с кулаками, оскорблять, пытаться сорвать погоны.

Я уж не говорю о том, что от этого страдает имидж сотрудника органов внутренних дел! Ну да ладно с имиджем. Страшно другое: когда-нибудь при таком отношении полицейский просто пройдёт мимо.

Решать эту проблему, безусловно, надо. Бьют сотрудника полиции – значит, бьют власть. А это никому не позволительно. Нужен абсолютно другой подход в наказании – более жёсткий, справедливый. Возможно, даже следует внести изменения в законодательство.

Как отпустить психологический тормоз

Михаил Изюмский, заместитель председателя Координационного совета ветеранов ОВД и ВВ МВД России по СКФО, полковник милиции в отставке:

– Казалось бы, закон «О полиции» достаточно чётко и ясно регламентирует случаи правомерного применения полицейскими оружия. Все эти требования в полной мере отвечают нынешней обстановке в нашем обществе и ситуациям, в которых может отказаться сотрудник полиции. И полицейские это прекрасно понимают.

Однако в сознании многих сотрудников существует некий психологический барьер, я бы даже назвал его «внутренним психологическим тормозом». Как показывает практика применения сотрудниками ОВД оружия, иногда полицейские, правомерно, в соответствии с требованиями закона «О полиции», применившие оружие при исполнении служебных обязанностей, затем сталкиваются с большими проблемами.

Их действия начинают квалифицировать уже как превышение ими своих служебных полномочий.

Безусловно, любой сотрудник, применивший оружие, должен профессионально грамотно отразить данный факт в своём рапорте, в обязательном порядке зафиксировать все важные моменты, связанные с обстоятельствами его применения. И зачастую поспешно и шаблонно написанный сотрудником рапорт, а также формальный подход к приёму и рассмотрению его вышестоящим руководителем и создают в дальнейшем сотруднику серьёзные проблемы.

К сожалению, бывают и случаи, когда надзорные органы по ряду субъективных причин дают неправильную оценку происшедшему, посчитав, что полицейский превысил свои служебные полномочия. И тогда (в большинстве случаев) сотрудник оказывается один на один со своими проблемами.

А его руководители самоустраняются от оказания помощи полицейскому. В итоге – увольнение сотрудника из органов внутренних дел или хуже – тюремный срок.

И у коллег по службе, видящих эту несправедливость, формируется чёткий стереотип: применить правомерно оружие, даже в экстремальной ситуации – значит создать себе очень серьёзные проблемы .

Если сегодня каждый сотрудник полиции будет уверен в том, что, действуя в рамках закона, он обязательно будет защищён, в том числе и органами прокуратуры, а все руководители органов внутренних дел будут занимать такую же принципиальную позицию, как руководитель столичного главка полиции Анатолий Якунин, то ситуация в данном вопросе будет меняться в лучшую сторону.

19.09.2016

Источник: http://ormvd.ru/pubs/100/reader-feedback/

Книга Права
Добавить комментарий