Адвокат взял деньги акта выполненных работ

Адвокат Третьяков: следствие считает гонорар успеха адвокатов торговлей правосудием

Адвокат взял деньги акта выполненных работ

Контекст

Может ли гонорар успеха адвоката достигать колоссальных сумм, стоит ли ограничить размеры таких премий, выгодно ли клиенту оплачивать юридические услуги на условиях гонорара успеха и как уголовное преследование адвоката Игоря Третьякова может повлиять на весь юридический рынок, в эксклюзивном интервью РАПСИ рассказал сам обвиняемый в хищении более 330 миллионов рублей у «Роскосмоса».

– Озвученный следствием гонорар успеха, который вы получили, впечатляет, конечно. Откуда взялась такая огромная сумма?

Меня с командой «НПО им. Лавочкина» привлекли в сложный момент, когда собственные юристы предприятия оказались в крайне затруднительном положении и проигрывали в судах.

После моего прихода ситуацию удалось радикально переломить и фактически спасти предприятие от банкротства, которое ему неминуемо грозило.

Стоимость исков была действительно очень высокой, но мой гонорар был привязан к сумме отбитых требований (что было четко закреплено договором): я получил ровно то, что мне причиталось по документам.

– То есть работы были приняты?

Да, и по всей процедуре.

– Вас наняли по итогам тендера?

В строгом соответствии с Положением о закупках, которое дает возможность заключать договор с адвокатом без проведения тендерной процедуры. Это стандартное положение для многих государственных и окологосударственных компаний.

– Но вам не кажется, что сумма все же непомерно велика, чем и привлекла к себе внимание?

Я действовал исключительно в рамках договоренностей, закрытых всеми необходимыми документами, прошедшими серьезную внутреннюю проверку. Думаю, если бы предприятие условия не устраивали, работу бы мне не дали.

– Почему работала ваша компания, а не штатные юристы «Лавочкина»?

Решение о привлечении меня и моей команды было принято «НПО им. Лавочкина» после проигрыша штатными юристами трех дел о взыскании неустойки за нарушение сроков по госконтрактам.

С момента включения в работу мы принимали активное участие во всех делах, по которым были привлечены, и участвовали во всех судебных заседаниях, что было установлено в арбитражном суде и прокуратурой не оспаривалось. Юридические услуги «НПО им. Лавочкина» были оказаны, а договоры реально исполнялись.

За 2015-2018 годы «Роскосмос» предъявил к предприятию требования о взыскании на сумму свыше 5,7 миллиарда рублей. В перепредъявленном мне 26 сентября 2018 года обвинении между прочим указано, что услуги штатными юристами из моего партнерства оказывались!

По многим делам, где мы участвовали, были вынесены решения о полном отказе в удовлетворении исков или существенном уменьшении требований. Из общей суммы 5,7 миллиарда рублей в результате нашей работы «НПО им. Лавочкина» удалось отбиться от претензий на 5,5 миллиарда рублей, что явилось основанием для оплаты гонорара успеха в размере 330 миллионов рублей.

– А в чем смысл гонорара успеха, почему нельзя было работать по договорам?

Условие о гонораре успеха является законным и экономически обоснованным, так как гарантирует, что оплата адвокату производится только в случае успешной работы, то есть будет иметь экономический эффект для предприятия. В случае проигрыша доверитель избавляется от необходимости дополнительно платить адвокатам.

Договоры на оказание юруслуг были заключены в соответствии с Положением о закупках, принятым «Роскосмосом» и действующим на предприятии. Это положение, как и положения о закупках Сбербанка, Газпрома, Аэрофлота и многих других уважаемых компаний, устанавливает, что договор с адвокатом независимо от суммы заключается без проведения торгов.

Неосновательное обогащение вообще отсутствует, так как юридические услуги были оказаны, что подтверждается многочисленными процессуальными документами, подготовленными моей командой, а также судебными актами, протоколами судебных заседаний и аудиозаписями.

Отдельное удивление вызывает позиция прокуратуры в арбитражном деле.

В исковом заявлении встречаются такие пассажи, как «стоимость одного судебного акта», вознаграждение «за выполнение судами Российской Федерации функций правосудия», «отсутствие профессиональной необходимости» для привлечения адвоката.

То есть прокуратура определяет, нужен ли внешний консультант? Это очень тревожный сигнал и для системы правосудия, и для юридической профессии, и для общества в целом. Так мы придем к тому, что и защитник в уголовном процессе не нужен: следователь с судом разберутся сами.

А то, что действия нашей команды фактически спасли от неминуемого банкротства гордость нашей космической отрасли, отбившись от претензий на 5 миллиардов рублей, – это, видимо, деятельность никак не характеризующая профессионализм и добросовестность.

– Проигранное штатными юристами «НПО им. Лавочкина» дело было схожим с делом, по которому вас привлекли. Вот и в решении арбитражного суда, по которому с вас взыскали больше 308 миллионов рублей, тоже упоминается о схожести и однотипности этих дел. Суд даже называет их делами, не представляющими особой сложности.

Во-первых, мне бы хотелось еще раз обратить ваше внимание на эти два дела: оба иска заявлены по одному и тому же госконтракту в связи с просрочкой выполнения работ со стороны «НПО им. Лавочкина» по разным этапам этого госконтракта.

Но в одном случае (когда я еще не был привлечен к работе) иск «Роскосмоса» удовлетворяют в полном объеме, и «НПО им.

Лавочкина» проигрывает дело, а штатным юристам даже не удается добиться снижения неустойки по статье 333 ГК РФ в связи с ее несоразмерностью.

В другом же деле, когда к работе подключился я, взыскиваемая неустойка была снижена судом более чем в три раза: из заявленных «Роскосмосом» 311 миллионов суд удовлетворил лишь 99. Также мы добились удовлетворения встречного иска почти на 17 миллионов.

Впоследствии дело было возвращено судом кассационной инстанции на новое рассмотрение (суд согласился с общими выводами первой инстанции, но указал на необходимость проверить определенные обстоятельства), и на втором круге нам удалось доказать еще большее снижение неустойки: суд взыскал лишь 21 миллион. Почти все решения обжаловались, проходили как минимум до кассации. По одному и тому же делу иногда разные инстанции выносили разные решения. Например, одно из дел слушалось полтора года, прошло все инстанции, возвращалось на новое рассмотрение. Наверное, потому что дело легкое?

Следствие, прокуратура, а за ними и арбитражный суд в лице судьи, выносившей решение по моему делу, утверждают, что дела схожие и простые. Так почему же штатные юристы дело проиграли, а после того, как я был привлечен для оказания помощи по так называемому схожему делу, «НПО им. Лавочкина» удалось добиться значительного успеха? Думаю, что дело здесь как раз в нашей работе.

Ни в коей мере не хочу давать какие-либо комментарии по поводу квалификации штатных юристов «НПО им. Лавочкина»: во-первых, это нетактично, во-вторых, меня пригласили работать не для этого. «НПО им. Лавочкина» хотело результат, и я его дал. Именно за полученный результат, который, повторюсь, полностью устроил «НПО им. Лавочкина», я взял деньги.

– Но дела и правда выглядят однотипно!

Действительно, если посмотреть на иски «Роскосмоса», то они однотипны: есть заключенный между заказчиком и «НПО им. Лавочкина» госконтракт, по которому НПО обязуется выполнить опытно-конструкторские работы. Есть срок, в течение которого эти работы должны быть выполнены.

Работы в срок не выполнены, и дальше нужно лишь посчитать период неустойки, сделать несложные математические выкладки и иск готов. То есть для истца работа по иску по таким делам действительно на первом этапе особой сложности не представляет.

А вот ответчику приходится значительно тяжелее!

Законодатель устанавливает, что вина исполнителя работы в нарушении срока предполагается, и ответчику, как исполнителю опытно-конструкторских работ, нужно эту презумпцию опровергнуть, и тут простыми вычислениями не обойтись.

Ответчик должен доказать суду, что имелись серьезные причины для задержки работ. При этом принципиальной позицией руководства «НПО им.

Лавочкина» было именно доказать, что причины задержки были объективными, не зависящими от исполнителя, а не перекладывать вину на наших соисполнителей.

Для обоснования позиции ответчика нужно было подробно изучить условия госконтрактов, технические задания на выполнение опытно-конструкторских работ, а это создание космических аппаратов, космических систем или отдельных их частей, не только по спорному госконтракту, рассматриваемому в деле, но зачастую и по смежным госконтрактам, контрактам с соисполнителями, технические акты, переписку сторон кооперации. В работе необходимо было отталкиваться не только от норм гражданского законодательства, но и ориентироваться в ГОСТах и положениях, регулирующих создание космических комплексов. Это колоссальный объем работы. И обстоятельства совершенно разные не только по разным госконтрактам: они разные даже по разным этапам одного госконтракта.

– Как вы оказались под стражей?

Фактически меня сняли с трапа самолета, когда я прилетел из отпуска с Байкала. Я ни от кого не скрывался, а в мое отсутствие, в нарушение всех процедур, в офисе и дома провели обыски, а меня объявили в розыск.

31 июля Бабушкинский суд по ходатайству следствия заключил меня под стражу на 1 месяц и 20 суток по обвинению в совершении тяжкого преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК РФ. Потом срок содержания под стражей несколько раз продлевался.

Последний раз – 21 января 2019 года, прямо в мой день рождения.

– Каковы условия содержания?

Терпимые. Не курорт, разумеется, но СИЗО есть СИЗО. Но ничего такого, на что нужно отдельно жаловаться.

– Следственные действия идут активно?

Нет. Меня, например, за все то время, что я нахожусь под стражей, допрашивали лишь дважды. Следствие постоянно корректирует свою позицию, думаю, потому, что обвинение рассыпается.

С моей точки зрения, самое главное для него сейчас – добиться признания от меня факта хищения денег и, соответственно, вины, но этого не происходит.

Именно поэтому, думаю, я и оказался под стражей: это хороший способ психологического давления.

– То есть вы считаете, что оказались в СИЗО по чисто экономическому спору?

Безусловно. Если и говорить о каком-то содержательном наполнении спора, то он лежит в чисто экономической плоскости, а по экономическим спорам, как вы знаете, лишение свободы не предусмотрено. Но общая тенденция такова, что заключение под стражу рассматривается следствием именно как удобный инструмент давления.

– Каковы основные пункты обвинения?

Следствие полагает, что договоры на оказание юридических услуг между «НПО Лавочкина» и мной являются ничтожными, так как, во-первых, заключены в нарушение Положения о закупках, во-вторых, само условие о гонораре успеха противоречит основам законодательства и означает торговлю правосудием, и, в-третьих, документооборот между сторонами договора был фиктивным, а услуги реально не выполнялись.

Моя защита неоднократно и очень подробно высказывалась по всем пунктам, но даже самые весомые аргументы не принимаются во внимание судом. Но мы будем отстаивать свою правоту последовательно и настойчиво. Все факты и цифры говорят о том, что работа была сделана и сделана хорошо, поэтому с обвинениями я не согласен и вины не признаю.

– Следствие заявило, что руководитель правовой дирекции «НПО Лавочкина» пошла на сделку…

– Следствие умолчало, что Екатерина Аверьянова при этом дала показания, что никакого хищения денежных средств с ее стороны не было. Более того, по информации, озвученной ее адвокатом, на нее оказывалось давление. На меня и моих коллег тоже оказывается давление, а моя семья находится под постоянным прессингом.

– Как вы думаете, чем все закончится?

Я считаю, что был лишен возможности реально осуществлять свою защиту в арбитражном суде, что противоречит Конституции. Но все же мне с моей защитой удалось донести до суда свою позицию.

Мне не хочется забегать вперед и комментировать еще не вступившее в законную силу решение, но, конечно, я надеюсь, что окончательное решение будет принято в соответствии с законом, а значит, справедливость восторжествует.

Подготовила Ирина Новикова

Источник: http://rapsinews.ru/incident_publication/20190125/294203736.html

Основания и порядок расторжения соглашения на защиту и прекращение защиты. Практические рекомендации

Адвокат взял деньги акта выполненных работ

26 Апреля 2019

24 апреля на пленарном заседании Третьей научно-практической Конференции молодых адвокатов «Традиции и новации адвокатуры» в Челябинске разгорелась живая дискуссия о последствиях отказа доверителя оплачивать работу адвоката по соглашению. Инициировал обсуждение адвокат Денис Саушкин.

Первый вице-президент АПМ Генри Резник и вице-президент Вадим Клювгант подробно проанализировали вопросы, связанные с основаниями и порядком расторжения соглашения на защиту и прекращения защиты по уголовному делу, вызывающие споры в профессиональном сообществе, и дали практические рекомендации адвокатам.

Соглашение об оказании юридической помощи является оcобым видом гражданско-правового договора.

Генри Резник, говоря о сущности соглашения об оказании юридической помощи, отметил, что это гражданско-правовой договор, но он не может полностью быть отнесён ни к одному виду договоров, предусмотренных Гражданским кодексом. Но наиболее близок он к договору поручения.

Его можно назвать «адвокатским» договором, в котором есть доверитель, есть поручение и есть адвокат (поверенный). Отличает этот договор, то, что сам адвокат не может отказаться от оказания юридической помощи, когда её предметом является уголовная защита.

Статья 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» четко прописывает, что вопросы расторжения соглашения об оказании юридической помощи регулируются ГК с изъятиями, предусмотренными настоящим ФЗ.

Риск привлечения адвоката к уголовной ответственности в связи с необоснованно полученным гонораром.

Комментируя случаи уголовного преследования адвокатов, обвиняемых в завышенной стоимости оказанной юридической помощи, Генри Резник посоветовал адвокатам при заключении соглашения с юридическими лицами, и тем более с государственными предприятиями, четко прописывать в соглашении и документально обосновывать каждое действие, «буквально каждый чих», при составлении отчетов о выполненной работе и выставлении счетов.

Почему лучше не заключать соглашение на безвозмедное оказание услуг.

Говоря о заключении соглашения на бесплатное оказание услуг, Генри Резник рекомендовал адвокатам прописывать в договоре хотя бы 1 рубль, поскольку впоследствии это может навредить самому доверителю.

«Никто не запрещает адвокату заключить соглашение на 1 рубль. Почему нельзя целиком бесплатно? Потому что могут вменить доверителю необоснованно полученный доход в виде бесплатной юридической помощи».

Может ли быть расторгнуто соглашение, если доверитель перестает платить?

Генри Резник отметил, что на этапе заключения соглашения с доверителем очень важно тщательнейшим образом подходить к формулировкам условий договора. В дисциплинарных производствах очень часто встречаются претензии к адвокату, что он не выполнил свои обязательства, взял деньги и ушел.

В таких случаях Квалификационная комиссия и Совет Адвокатской палаты города Москвы прежде всего смотрят на составленный договор.

И если в нем есть какая-то неопределенность или двойственные трактовки, то вина за это будет возложена на адвоката, поскольку он юрист, профессиональный участник отношений с доверителем.

Отвечая на вопрос, может ли адвокат самостоятельно прекратить уголовную защиту, Генри Резник ответил положительно. «У нас даже есть разногласия с другими региональными палатами в этой части. Есть два основания нахождения адвоката в процессе, они предусмотрены законом: соглашение и назначение.

И в договоре обязательно должны быть указаны условия оказания помощи и порядок оплаты. У нас стадийное построение уголовного процесса. В основном заключается соглашение на стадию, что вовсе не исключает свободы договора. Можно заключить и на две стадии, но все должно быть четко прописано.

Аккордно определяется и размер гонорара. Возможна такая ситуация, что адвокат заключил соглашение на стадию, думая, что она будет длиться месяц-полтора, а длится дольше.

И вот в таком случае, если он выходит из дела, потому что не рассчитал время, это повод к возбуждению дисциплинарного производства, поскольку нарушаются условия договора».

Во избежание подобных ситуаций можно устанавливать помесячную или почасовую оплату.

И в таком случае, если в договоре прописано, что оплата вносится, например, не позднее 10 числа – либо авансируется, либо оплачивается по результату, а доверитель не выполняет эти условия, адвокат имеет полное право выйти из процесса, предварительно и надлежащим образом уведомив об этом. Понуждать адвоката оставаться в процессе, когда не оплачивается его работа, абсолютно безосновательно.

Генри Резник порекомендовал в самом соглашении указывать, что в случае непоступления оплаты к определенному сроку соглашение считается расторгнутым доверителем.

«Не надо смешивать процессуальное действие – заявление отказа от защитника или его отвод – с ликвидацией самого основания нахождения адвоката в процессе. Это два разных юридических основания.

Вот если расторгнуто соглашение, то у адвоката никакого права появляться в процессе и осуществлять какие-либо процессуальные действия не существует.

Следует помнить, что доверитель в любой момент может расторгнуть соглашение с адвокатом, это его святое право», – отметил Первый вице-президент Адвокатской палаты Москвы.

Адвокат не может пересматривать самостоятельно условия соглашения.

Но если четко прописано, что начисляется помесячная оплата, и когда оплата прекращается, уже вы, как адвокат, должны самостоятельно решать, оставаться в деле или нет.

Вряд ли можно представить себе адвоката, который выйдет из дела за месяц до окончания процесса, потому что произошло какое-то несчастье, и доверитель не в состоянии оплатить работу.

В любом случае надо обязательно направить доверителю уведомление о том, что нарушен порядок оплаты. И если оплата не поступит в течение определенного времени, то в соответствии с условиями соглашения оно считается расторгнутым. Совет Адвокатской палаты Москвы дал разъяснения по этому вопросу ещё в 2007 году.

Некоторые считают, что адвокат обязан оставаться в деле до конца, если оплата перестала поступать, и осуществлять защиту по назначению. Но такое понимание не соответствует сути адвокатской деятельности по осуществлению защиты по причинам, названным выше. Кроме того, порядок назначения защитника устанавливается Советом адвокатской палаты.

Пояснения Генри Резника к пункту 17 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве.

П. 17 Стандарта: «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов».

Адвокат действительно исполняет поручение до того момента, когда наступает основание для того, чтобы он его уже не исполнял. Адвокат вообще не объект бессрочного государственного пользования или пользования своим доверителем. Заключается соглашение, в котором есть помесячная оплата, есть длительное дело.

Сам доверитель дает на это согласие, потом перестает платить. Адвоката нельзя принуждать к защите. Иные толкования идут из советских времен, когда не было соглашения с адвокатом. Ранее соглашение заключалось с коллегией адвокатов. Есть ст.

25 Закона об адвокатуре, и никто не вправе нарушать нормы этого закона, которые регулируют заключение и расторжение соглашения.

Как адвокату избежать дисциплинарной ответственности в связи с выходом из соглашения.

Достаточно ли адвокату в случае спора со следователем или судом, заявляющим о срыве адвокатом следственных действий или отказе от защиты, представить подтверждения того, что доверитель уведомлен о неисполнении им обязательств по соглашению, в связи с чем оно прекращает свое действие, и поданное следователю или в суд заявление об уведомлении о прекращении защиты в связи с расторжением договора?

Вице-президент Адвокатской палаты города Москвы Вадим Клювгант обратил внимание, что в рассматриваемой ситуации вообще не имеет места отказ адвоката от принятой на себя защиты. Это неправильная правовая квалификация ситуации.

В данном случае имеет место отказ доверителя от соглашения путем неисполнения обязательств доверителем по этому соглашению. И вопрос заключается в том, что это обязательство доверителя и последствия его неисполнения должны быть исчерпывающим образом, исключающим двоякое толкование, прописаны в соглашении.

И поделился трехступенчатой конструкцией в соглашениях, которая используются в его адвокатском образовании:

1.   После определенного срока неоплаты гонорара мы обращаемся к доверителю с просьбой пояснить причину.

2.   После наступления следующего срока мы обращаемся к доверителю с напоминанием о том, что у него есть задолженность, нет этому пояснений, и если ситуация не изменится, то наступит «последний рубеж».

3.   При достижении последнего рубежа мы уведомляем доверителя о том, что ввиду неисполнения им обязательств по соглашению, оно расторгнуто с определённой даты. И в этот же момент мы уведомляем лицо, в чьём производстве находится дело, о прекращении своего участия в связи с расторжением соглашения.

https://www.youtube.com/watch?v=3ZxdbrpmwCk

Уведомления направляются доверителю надлежащим способом, который заранее оговорен в соглашении для всех коммуникаций.

Если все это соблюдено и своевременно совершены все необходимые действия надлежащим образом, этого достаточно для оценки профессионального поведения московского адвоката как не упречного.

Вадим Клювгант призвал не забывать и об этической стороне такой ситуации и рассматривать каждую ситуацию неоплаты индивидуально, но в то же время не превращаться в рабов и заложников доверителей.

«В каждом случае мы смотрим на то, насколько ситуация прозрачна для нас и насколько заставляет нас оставаться в деле. Это вопрос усмотрения в каждом конкретном случае.

Мы должны на себя принимать эти риски и управлять ими».

Заключение соглашения третьим лицом.

Генри Резник отдельно выделил сложную ситуацию, когда заключается соглашение третьим лицом в пользу подзащитного, который не дает согласия на выход адвоката из процесса. О разрешении этой коллизии тоже нужно позаботиться с самого начала, когда заключается соглашение.

Если иное не предусмотрено договором, то такая ситуация регулируется нормами ГК РФ (Статья 430. «Договор в пользу третьего лица»). И регулирование это таково, что в подобном случае защитник обязан остаться. Значит, нужно правильно и предусмотрительно составлять соглашение.

Генри Маркович обратил внимание на то, что у подзащитного ничем не ограничено право в любой момент расторгнуть договор с адвокатом, и многие этим пользуются.

Но у следователя или суда появляется право ввести адвоката по назначению, если имеет место злоупотребление этим правом путём постоянной замены адвокатов по соглашению.

Необходимо умело владеть всем правым инструментарием, тогда никаких претензий к адвокату не будет.

Представление интересов свидетелей.

Есть ли рекомендации при заключении соглашения на представление интересов свидетелей?

Генри Резник: «Обязательного в силу закона представления интересов потерпевшего или свидетеля нет. Если свидетель приходит без адвоката, то его и допрашивают без адвоката. Если он приходит с адвокатом, то презюмируется, что он от адвоката не отказывается».

Вадим Клювгант: «Что касается Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, то уже в его названии очерчен предмет регулирования. Он – только о защите. Кроме того, запрет отказа от защиты – это законодательная норма именно для защитника, не для представителя.

Поэтому отношения между иными участниками уголовного судопроизводства и адвокатом регулируются совокупностью норм ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации» (ст. 25) и ГК РФ.

И адвокат может инициировать расторжение соглашения в данном случае без оглядки на уголовно-процессуальный запрет для защитника.

Расширенное толкование норм закона об адвокатской деятельности и профессионально-этических требований может быть только в сторону смягчения ответственности адвоката, в сторону же ужесточения ничего расширено быть не может. В Москве это точно так».

Адвокатская палата Челябинской области. 

: адвокат Вячеслав Голенев.

Больше фото по ссылке.

Источник: https://www.advokatymoscow.ru/press/news/5915/

Предоставляет ли акт выполненных работ адвокат

Адвокат взял деньги акта выполненных работ

Меню

– Полезная информация – Предоставляет ли акт выполненных работ адвокат

Образец акта оказания юридических услуг Если вам понадобилось составить акт об оказании юридических услуг, а вы раньше никогда такой документ не делали, ознакомьтесь с его примером – он и комментарии к нему наверняка помогут вам в исполнении поставленной перед вами задачи.

  1. Первым делом в бланке посередине строки напишите
    • наименование акта,
    • поставьте его номер,
    • дату составления.
  2. Затем укажите договор, неотъемлемой частью которого он является (также отметив его номер и дату).
  3. Далее переходите к основному разделу – его начало лучше всего формулировать аналогично договору, т.е.

Если договором не предусмотрено право исполнителя составлять односторонний акт об оказании услуг, то такой акт не будет надлежащим доказательством оказания услуг (постановление ФАС Уральского округа от 3 июня 2010 г.

Бесплатная юридическая помощь

АДВОКАТ ( ) ДОВЕРИТЕЛЬ ( ) Заполните форму обратной связи.

Акт выполненных работ образец между адвокатом и

Такие формы и предлагаются к подписанию физическим лицам. При составлении акта следует включить в него такие пункты:

  • наименование сторон;
  • реквизиты договора, в рамках которого производились работы;
  • стоимость выполненных работ;
  • наличие/отсутствие претензий к качеству работы;
  • срок сдачи.

Акт должен быть в 2 экземплярах, на каждом из которых стороны ставят свои подписи.

АКТ выполненных работ № г. Москва 29 марта 2016 г.

Акт выполненных работ между адвокатом и клиентом при частичной оплате

Внимание Образец акта оказания юридических услуг Если вам понадобилось составить акт об оказании юридических услуг, а вы раньше никогда такой документ не делали, ознакомьтесь с его примером – он и комментарии к нему наверняка помогут вам в исполнении поставленной перед вами задачи.

  1. Первым делом в бланке посередине строки напишите
    • наименование акта,
    • поставьте его номер,
    • дату составления.
  2. Затем укажите договор, неотъемлемой частью которого он является (также отметив его номер и дату).
  3. Далее переходите к основному разделу – его начало лучше всего формулировать аналогично договору, т.е.

Юрист Ю.Ю. Подача искового заявления в суд Юрист Ю.Ю. Представительство в суде первой инстанции по вышеуказанному иску Юрист Ю.Ю.

2.

Когда подписывать акт выполненных работ

Важно

Юридический форум для адвокатов, юристов и нотариусов ЗАКОНИЯ.

Акт выполненных работ является обязательным условием для оплаты по договору возмездного оказания услуг? В договоре есть два пункта, какой из них имеет большую юридическую силу? Очень нужен грамотный профессиональный ответ! Эрос, если ты юрист — не позорься на Ответах.. .

Если урист — дополни вопрос… Некоммерческая организация коллегия адвокатов Гильдия Российских адвокатов по Республике Башкортостан .Приложения к договору, а также акт выполненных работ, составляют его неотъемлемую часть.

Правда, следует все же учитывать то, что структура и содержание документа должны отвечать стандартам деловой документации.

Надо сказать, что в некоторых компаниях есть свой шаблон, разработанный и утвержденный руководством, – при наличии такового при создании акта использовать следует именно его.

Sovetnik36.ru

В зависимости от характера поручения необходимо также учитывать существенные условия, установленные, прежде всего для соответствующего договора, предусмотренного Гражданским кодексом РФ (договора поручения или договора о возмездном оказании услуг). При возникновении спорной ситуации с адвокатом, учитывая его особый статус, определенный законом, старайтесь без промедления обращаться в АДВОКАТСКИЕ ПАЛАТЫ соответствующего территориального образования.

Акт о выполненных работах адвоката

Когда человек невменяем ..
Акт выполненных работ. Добрый день! У нашей организации заключен договор на юридическое сопровождение с с Адвокатской конторой и адвокатом трехсторонний . Деньги за услуги переводились на счет конторы. И ведь ТСЖ наверняка будет просить суд взыскать эти деньги со стороны в процессе.

Как оформляется акт выполненных работ адвоката состоящего в коллегии

  • Потом обязательно следует отметить тот пункт и раздел договора, в соответствии с которым оказывались юридические услуги, а также то, что они исполнены своевременно, в полном объеме и качественно.
  • Если сумма оплаты услуг, которая была указана, уже отправлена заказчиком исполнителю, это тоже нужно отметить (размер денежных средств надо вписать как цифрами, так и прописью, обозначив с НДС или без него работают организации).
  • При надобности, можете включить в документ и другую информацию, имеющую значение в вашей ситуации.

Предоставляет ли акт выполненных работ адвоката

Доверие к адвокату и ответственность В соответствии с законодательством к адвокату предъявляется требования четко, разумно и добросовестно выполнять принятые им по соглашению обязательства и иные условия, закрепленные в нем, а также на профессиональной основе защищать имущество, права, финансовые и иные законные интересы клиента (доверителя), пунктуально исполнять все достигнутые с клиентом договоренности. Взаимопонимание и взаимное доверие должно стать основой взаимодействия сторон соглашения.

Акты выполненных работ услуг адвоката

В соответствии с условиями Договора № от 200_ г.

Источник: http://legion-trud.ru/predostavlyaet-li-akt-vypolnennyh-rabot-advokat/

Размышления юриста. О судебных расходах на представителя в суде

Адвокат взял деньги акта выполненных работ

«Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы».

Цитата из ГПК. ГПК – это такая книга, которая частично соблюдается.

Представьте ненадолго, что вам пришлось судиться. Дело достаточно верное, юристы попались хорошие, спустя полгода вы выиграли, еще через месяц решение суда вступило в законную силу.

Обошлось вам все удовольствие в 7000 рублей пошлины для любимого государства и 18000 рублей юристам.

7000 пошлины суд еще в решении взыскал с ответчика, теперь встает вопрос о том, чтобы взыскать и сумму, которую вы потратили на юридические услуги.

Вы собираете в охапку договор, выданные квитанции о приеме денежных средств, акты выполненных работ по договору и все это с ходатайством несете в суд.

Суд взыскивает 8000 рублей…

Ладно, проглотили, бывает. Спустя год вам не повезло и снова жизнь заставила судиться. Юристы снова выиграли дело, вы потратили 20000 рублей на их услуги, но, наученные горьким опытом, решили основательно постараться вернуть свои деньги.

Оплату вы внесли на расчетный счет ООО и принесли в суд не просто квитанцию, а документы из банка, подтверждающие фактическое перечисление вами денежных средств. Также вы прилагаете акт выполненных работ, копию договора, акт сверки взаимных расчетов с фирмой юристов.

Более того, так как ваш поселок городского типа маленький, вы обходите все семь других юридических фирм в нем и собираете 7 прайс-листов и справок о том, что оказанные вам услуги действительно стоят в регионе около 20000 рублей.

И в качестве fatality вы прикладываете лист адвокатской палаты с рекомендованными ценами на юруслуги по региону.

Суд взыскивает 8000 рублей…

«Да как так то?!»

Года через 2 снова суд. Дело достаточно несложное, учитывая прошлый опыт, вы нанимаете студента ВУЗа, который за 4000 рублей пишет вам заявление и ходит на 2 заседания. Ну что же, 4000 судебных расходов это разумно?

Суд взыскивает 2000…

«Да пошли вы все!»

Примерно так обстоит ситуация с взысканием судебных расходов в гражданских судах (арбитражей не касаемся, там все прилично). Согласно закону, на вас ложится обязанность доказать, что расходы были реально понесены вами и юрист действительно работал (расходы были обоснованы и соответствовали сложности дела).

Но как бы основательно вы ни доказали это, суд всегда, даже без заявления другой стороны, по собственной инициативе признает ваши расходы завышенными и с большой радостью обрежет их на 40-60%.

Почему так получается? Ответ на вопрос стал мне известен, только когда у меня появился друг, ушедший из судей в отставку. И вот за бутылкой коньяка он разложил мне суть.

Оказалось, что все просто. Считается, что наша судебная система предельно проста и доступна, все образцы заявлений висят на первом этаже, судьи на русском языке разъясняют все права и обязанности, канцелярии помогают с заявлениями. Любой гражданин нашей страны, даже если у него 5 классов образования, с легкостью может разобраться с системой и получить защиту своих прав в суде.

Поэтому, с точки зрения законодателя, когда вы, уважаемые читатели, нанимаете в гражданском деле юриста, это не потому что вы не знаете предмет, а потому что вы где-то еще заняты или вам просто лень ходить :D. И все документы и ходатайства, что юрист составил и заявил, вы могли бы подготовить сами, просто вам лень писать.

А юрист ходит на процесс, как ваш прокси-сервер,  не более того, за такое много платить не стоит, так как это приводит к неосновательному обогащению, ибо с бедного ответчика, взыскиваются средства за вашу лень сходить на процесс.

И чтобы не получать жалобы со стороны обделенного ответчика, судьи, при любой доказательной базе, всегда серьезно занижают сумму.

О как, оказывается все истцы лентяи.

Понятно, что иногда сумма на юристов художественно рисуется, но речь идет о случаях, когда расходы реальные и обоснованные.

Вас затопили, адвокат судился полтора года (суд, экспертиза, потом апелляция от ответчика «для галочки»), суд взыскал вам 10000 рублей представительских расходов.

То есть, по мнению суда, вы смогли бы найти себе представителя на 4 районных заседания + одно в ВС за 10000 рублей? Удивительное ценообразование.

Одно спасает. Если есть желание, можно обжаловать определение о взыскании судебных расходов в апелляцию, там можно превратить 8 из 20 в, допустим, 15 из 20. Собственно для постоянных клиентов так и делаем.

P.S.: Ну что сказать, «вы все лентяи, а я прокси-сервер» (_), всем не хворать и спокойной рабочей недели.

Источник: https://pikabu.ru/story/razmyishleniya_yurista_o_sudebnyikh_raskhodakh_na_predstavitelya_v_sude_5987570

Об ответственности за ненадлежащее оказание юридических услуг

Адвокат взял деньги акта выполненных работ

Анекдот из реальной жизни:

Приходит клиент, которого не устраивают его нынешние юристы. Спор у него есть с контрагентом, его нынешние юристы предъявили иск.

Изучаем документы – видим, что доказательств для выигрыша дела совершенно недостаточно (вот совсем-совсем-совсем недостаточно и, более того, когда мы спрашиваем о возможности их найти у клиента.

тот смотрит на нас удивленными глазами и даже не знает, где взять нужное), но иск зачем-то предъявили, хотя не было никаких причин торопиться, да и требования сформулрованы совершенно безобразно (ну это-то, ладно, поправимо). К счастью, обнаруживаем, что иск оставлен без движения.

Радуем клиента, что не надо ничего делать, исковое и так вернется. На это клиент с детской непосредственностью отвечает, что только что отнес в суд документы во исправление недостатков! Ругаемся матом; экстренно – чтобы судья не успел принять исковое к производству – пишем заявление о его возврате, сдаем.

.. Получаем определение о принятии дела к производству. Звонок помощнику судьи: “Дескать, что за дела?”, та отвечает: “А от юристов клиента (тех самых – старых, клиент оказался очень деликатным и никак не мог сообщить им об отказе от их услуг) пришло письмо, что они ни от чего не отказывались”… Занавес.

Вот в связи с планируемой адвокатской монополией утверждают, что клиенты адвокатов намного лучше защищены от некачественной работы юристов, чем клиенты неадвокатов – адвоката могут к дисциплинарной ответственности привлечь…

Не комментируя истинность этого высказывания, озадачился, а где та граница, которая отделяет действия, за которые юриста можно и нужно привлекать к ответственности, от действий – пусть и неправильных, но представляющих собой, скажем так, допустимую меру профессионального риска?

Понятно, что есть нарушения, которые явно должны влечь ответственность, в первую очередь – сознательные действия во вред доверителю, в том числе вследствие “коррупции” юриста противной стороной.

Также очевидным довольно является нарушение типа “взял деньги и ничего не сделал”. За это и сейчас к гражданско-правовой ответственности привлекают.

Но вот что касается нарушений не злоумышленных – где тот критерий самоочевидности действия, чтобы за него можно было привлекать к ответственности? Ведь, например, осуждать за неправильный выбор способа защиты далеко не всегда обоснованно, особенно с учетом того, что в нашем праве огромное количество случаев, когда нет устоявшегося одного-единственного правильного способа защиты. Я могу считать правильным один, а судья – другой, при этом судья может быть неправ, но решение все равно останется без изменения – бывает.

Например, я до недавнего времени не мог определиться, считать ли взыскание подрядчиком стоимости выполненных и принятых заказчиком работ при несогласованности условия о сроке выполнения работ взысканием неосновательнго обогащения или все-таки взысканием по договорному обязательству.

То есть понятно, что платить надо, но по каким нормам. Сейчас – после ВАСовского обзора по незаключенности договоров – ясно, что по нормам о договоре подряда, но раньше это не было очевидно. Будь у нас строгая состязательность со связанностью суда правовым основанием иска.

заявленным истцом (за что я лично двумя руками “за”) – это бы имело значение. Можно ли было в такой ситуации требовать от юриста, пошедшего неправильным путем.

возврата денег, повторного выполнения юридических услуг, а если за время суда по неправильным основаниям истек срок давности по требованиям – так и вовсе требовать возмещения убытков? Не уверен.

Поэтому основания для ответственности юриста долдны быть какими-то более очевидными: то, что любой должен сделать в таком деле.

Навскидку приходят в голову нарушения процессуальных сроков: если юрист пропустил срок обжалования судебного акта, то за это его можно и нужно привлекать к ответственности. То же, наверное, относится и к пропуску сроков давности по вине юриста. 

Можно, наверное, посмотреть и с другой стороны и говорить, что явным нарушением своих обязанностей юристом является незаявление им об истечении срока исковой давности или о несоразмерности неустойки по ст.333 ГК.

Какие еще нарушения достаточно очевидны. чтобы за них наказывать?

P.S.: кстати, действия старых юристов в связи с поступлением в суд заявления о возврате искового заявления, описанные в начале заметки, считаю правильными, но с одной важной оговоркой: прежде чем делать это, они должны были связаться с доверителем и узнать у него, не отзывал ли он иска, а если отзывал, то почему.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/ob_otvetstvennosti_za_nenadlezhaschee_okazanie_yuridicheskih_uslug/40081

Книга Права
Добавить комментарий